Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 3110 от 28.05.2012 под заголовком: От редакции: Нулевая сумма

От редакции: Нулевая сумма

Казалось бы, ручная передача власти преемнику и обратно должна была гарантировать незыблемость распределения больших активов и проистекающую из нее политическую стабильность. Но что-то не так прошло с передачей: крепкая мужская дружба начала давать трещины.

Возвращение Владимира Путина на пост президента ознаменовалось несколькими крупными бизнес-событиями с участием его друзей. Выяснилось, что одна из компаний Аркадия Ротенберга получит государственный подряд на $1 млрд на строительство дорог вокруг Сколкова. Зато к другой компании братьев Ротенбергов, занимающейся поставками труб «Газпрому», появились претензии у ФАС. Бывший вице-премьер Игорь Сечин, уйдя из правительства и не придя в администрацию президента, возглавил «Роснефть» и, более того, благодаря путинскому указу получил возможность консолидировать на базе «Роснефтегаза» добывающие активы государства под видом приватизации.

Выясняется, что даже максимально контролируемый процесс смены власти (а возможно, именно потому, что он контролируемый) открывает «трансферное окно» для передела собственности: друзья-чиновники и друзья-олигархи четыре года соблюдали правила игры и теперь требуют доплаты. Сам феномен власти-собственности, характерный и для нынешней России, приводит к тому, что новое назначение связано с получением доступа к источнику благ, а отставка – с утратой этого доступа.

Философия управления Владимира Путина сводится, очевидно, к тому, что у подчиненных должен быть стимул – не просто зарплата, как у смертных, а доля в национальном пироге. Оформлять эту долю официально и невозможно, и ненужно. Она остается непубличной, что очень удобно: тот, кто дал, легко может взять назад, а в случае чего и посадить за то самое нарушение закона.

Блестяще эту философию выразил недавно в интервью «Аргументам и фактам» член генсовета «Единой России» Игорь Демин: «Так и с существующей властной конструкцией: возможно, она состоит из людей, которые сами по себе думают только о своем благе. Но так как все они думают о своем благе одновременно, то в конечном итоге создают прочную структуру, которая развивает государство. А когда люди во власти начинают руководствоваться «общественной целесообразностью», каким-то всеобщим благом, всё идет вразнос – и начинается революция...»

Однако ясно, что эта система, основанная на соблюдении неформальных договоренностей, подвергается сильнейшему риску как раз в момент преемничества. Также ясно, что неформальные договоренности постоянно испытывают давление со стороны желающих их пересмотреть.

Очевидно также, что такая система управления дорого стоит; для ее сохранения необходим либо бесконечный ресурс, либо же она должна быть эффективна и создавать добавленную стоимость. Все путинские годы эта система занималась распределением сверхдоходов от нефти и газа. Прошлогодние оценки исполнения «программы Грефа» 2000 г. говорят сами за себя: из стратегических целей оказались достигнуты только те, которые непосредственно зависели от цены на нефть и макроэкономического менеджмента, – рост ВВП страны и на душу населения, сокращение внешнего долга. Институциональные реформы провалились.

Как видно из расследования «Ведомостей» (см. статью на стр. 01), друзья Путина начинают ссориться между собой из-за того, что пирога на всех не хватает. Распределяемый ресурс сужается, а аппетиты растут. Российские элиты продолжают играть в игру с нулевой суммой – отсюда неизбежность передела собственности. В итоге получается, что достижение общественных целей и стимул в виде «побочного обогащения» меняются местами. Обогащение стало главным, результат – побочным.

Для тех, кто давно следит за российской экономикой и политикой, это не новость. Новость в том, что внутренние конфликты выходят на поверхность. С каждым днем обществу становится яснее, что это не частные проблемы отдельных коррупционеров, а одна большая системная проблема управления через коррупцию.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать