Статья опубликована в № 3111 от 29.05.2012 под заголовком: Цитата недели

Дмитрий Казьмин: Каким акционерам можно получать документы компаний?

«Отсутствует материально-правовой интерес в получении указанных документов в целях принадлежащего истцу права на получение информации». Ольга Головкина, судья Арбитражного суда Москвы

Как сказал мне чиновник с серьезным стажем, в России у тебя должно быть не только право, но и полномочия. Поэтому, ввязываясь в спор только с опорой на права, не стоит сокрушаться из-за проигрыша. Просто полномочий не хватило.

Такая история произошла с Алексеем Навальным, спорящим с «Роснефтью», в которой он хоть крошечный, но акционер. Долгое время компания отказывалась предоставить ему протоколы совета директоров за 2009 г., право на получение которых любым акционером прямо прописано в законе. В итоге иск Навального неформально рассмотрел Высший арбитражный суд. Он выпустил разъяснения, по которым миноритариям надо давать любую информацию, даже с коммерческой тайной, взяв подписку о неразглашении. Но оставил оговорку для отказа, если проситель «злоупотребляет правом».

И уже в следующем иске Навального к «Роснефти», теперь по документам о кредите «Роснефти» от Китайского банка развития, оговорка сыграла. Причин для отказа судья Ольга Головкина нашла хоть отбавляй. Так, Навальный ведет блог, где публикует документы компаний, а значит, может нарушить подписку о неразглашении. В том же блоге уже есть информация о китайском кредите, а значит, нет «материально-правового интереса в получении указанных документов». Также он не участвовал в собраниях акционеров. Наконец, исковая давность по сделкам истекла, а потому ценности они не представляют.

Ряд чиновников и юристов считают, что пример Навального не влияет на инвестиционный климат, о потеплении которого модно заботиться. Там политика, плюс еще китайцы – в общем, это исключение и не стоит его «разжигать» до правила. Но где гарантия, что место Навального не займет любой другой инвестор? Разве не было похожего спора у фонда UFG с «Газпромом», у PPF Investments – с «Ингосстрахом» и у UC Rusal – с «Норильским никелем»?

Сейчас в Госдуме лежит президентский законопроект, расширяющий права акционеров на получение информации, в частности, по сделкам дочерних компаний. Но кто может попросить такую информацию, например, по «Газпрому»? Может, принять еще и список персоналий, которым разрешено это спрашивать? Иначе как понять, у кого в следующий раз не хватит полномочий, чтобы воспользоваться обещанным законом правом?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать