Статья опубликована в № 3112 от 30.05.2012 под заголовком: Не резиновая: Жилье в Москве должно быть дорогим

Кирилл Янков: Жилье в Москве должно быть дорогим

Повысить качество среды и жизни до уровня, соответствующего экономическому потенциалу города, – так звучит основная задача, сформулированная в проекте «Стратегии социально-экономического развития Москвы до 2025 г.». Впервые в подобном документе Москва, по сути, сравнивается не с российскими городами и регионами, а поставлена в линейку крупнейших мегаполисов мира.

Но, увлекшись сравнением с крупнейшими городами мира, авторы стратегии забыли, что Россия состоит не только из Москвы и столичной агломерации. Уже сейчас, и это даже не надо доказывать с цифрами в руках, качество среды и жизни в Москве существенно превосходит среднероссийские показатели. Не случайно Москва как магнитом притягивает людей со всех концов России: в Москве легче «встать на ноги», заработать, реализовать себя. По данным опросов ВЦИОМ, 23–25% всех россиян хотели бы, чтобы их дети жили в Москве или Петербурге. Нетрудно сделать вывод, что чем дальше город уходит в отрыв от остальной России, тем привлекательнее он становится для тех миллионов и миллионов, что не видят перспектив в своем селе, городке или областном центре.

По мнению авторов стратегии развития Москвы, к 2025 г. население за счет мигрантов (как российских граждан, так и иностранцев) увеличится всего на 800 000 человек. Но по мнению статистиков, изучавших данные переписи населения, в Москве уже сейчас без всякой регистрации постоянно живет от 600 000 до 800 000 российских граждан, т. е. квота мигрантов, заложенная авторами на 13 лет вперед, почти выбрана.

Вы верите в то, что качество жизни в столице будет расти ускоренными темпами, а переезжать жить в нее больше никто не станет?

Но если бы авторы стратегии взглянули правде в глаза и спрогнозировали бы реальный приток мигрантов – хотя бы в несколько миллионов, – нестыковки сразу полезли бы наружу. Ведь одним из источников проблем они совершенно справедливо видят «чрезвычайно высокую плотность населения Москвы, превысившую 1000 человек на 1 кв. км (что соответствует плотности Гонконга)». С запредельной плотностью населения напрямую связаны проблемы экологии, здоровья и транспортной системы. Если не остановить рост плотности населения (а лучше бы даже уменьшить ее), никакого улучшения качества жизни не будет.

Запретительного механизма прописки давно нет, зато есть конституционное право граждан России на выбор места жительства. Значит, стратегия должна ответить на вопрос, какие экономические и социальные механизмы будут противостоять дальнейшему росту населения города.

Может быть, авторы считают, что остальная Россия будет расти еще более высокими темпами и разрыв между страной и Москвой будет быстро сокращаться – так, что все меньше россиян будет стремиться в Москву? Нет, ничего подобного они не предполагают. Наоборот, они по-прежнему ожидают притока в город «представителей креативного класса, высокопрофессиональных специалистов, активной талантливой молодежи».

Может быть, авторы считают нужным как-то затруднить создание в городе новых бизнесов, нуждающихся в притоке новых рабочих рук и мозгов? Нет, они сетуют на то, что по условиям ведения бизнеса Москва уступает Казани и Ростову, формулируя цель как «последовательное улучшение условий ведения бизнеса».

Может быть, авторы заикнулись о стимулировании выезда из города, например, пенсионеров? В США, скажем, пенсионеры массово переезжают из крупных городов в штаты американского юга. Нет, сказано только о «создании возможности для проживания на территориях с более низким уровнем расходов в пределах Московской агломерации».

Может быть, авторы задумались об экономических барьерах, защищающих Москву с ее высоким качеством жизни от притока мигрантов? Например, о том, чтобы жилье в Москве стоило значительно дороже, чем сейчас? Нет, они повторяют старый тезис о «повышении доступности жилья», разбавив его только новым (несомненно, верным) предложением о развитии сектора арендного жилья.

Авторы стратегии не смогли уйти от общераспространенного мифа о том, что жилье должно быть недорогим. Да и президент Владимир Путин одним из своих первых указов предписал жилью стать на 20% дешевле. Давайте разберемся, как дешевизна жилья соотносится с миграцией.

Дешевое жилье – мощный стимул миграции, и дешевым оно должно быть там, где жизненно необходим приток новых людей – на Дальнем Востоке, например, или на селе. Но совсем другое дело – мегаполис, рост населения которого перечеркивает любые попытки улучшить качество жизни. Москва, Петербург, Сочи – те точки на карте, где стоимость жилья должна стимулировать не приток, а отток населения. Здесь жилье должно быть дорогим, даже запредельно дорогим. Может быть, в разы дороже, чем сейчас.

Кто от этого выиграет? Как ни странно, выиграет большинство москвичей: более 80% жилья в городе приватизировано, и чем дороже жилплощадь, тем больше активы москвичей, тем они богаче. Выиграет городской бюджет: увеличится поступление налога на имущество (конечно, при этом налог на жилье в пределах социальной нормы должен оставаться на минимальном уровне).

Кто проиграет? Немногочисленные москвичи, которые нуждаются в жилье. На учете в качестве нуждающихся стоит сейчас всего около 3% населения города. Даже если таких 10%, это во много раз меньше, чем собственников жилья. Программы помощи таким москвичам, прежде всего через социальный наем без права приватизации, потребуют больше средств, чем сейчас. И проиграют те, кто хотел бы попытать счастья в Москве. Вслед за ростом стоимости жилья повысится и стоимость его аренды, и позволить себе переезд смогут только те, кого ждет высокооплачиваемая работа: представители креативного класса и высокопрофессиональные специалисты, названные в стратегии желательными мигрантами.

«Доступное жилье», о котором как заклинание твердят руководители страны и авторы стратегии, в условиях Москвы «доступно» прежде всего не москвичам, а новым и новым мигрантам. Пора развенчать этот миф и прямо сказать: жилье в Москве должно быть дорогим. Тогда многое встанет на свои места. Станет понятно, какой барьер стоит на пути миграции в город, и задача повышения качества среды и жизни перестанет быть утопией.

Отдельная тема – необходимость ограничения массового панельного строительства, которое как раковая опухоль под флагом «доступного жилья» захватывает за неимением новых площадок в городе все новые уголки Подмосковья. В богатых странах многоэтажные дома строятся только в центрах городов, а в пригородах – исключительно малоэтажное жилье. Массовое многоэтажное строительство в пригородах Москвы показывает, что мы идем не по пути богатых, а по пути бедных стран, закладываем основу для появления через 20–30 лет огромных многоэтажных трущобных районов в пригородах столицы.

Тут можно задать вопрос: а как же новые территории Москвы, ведь одна из целей их освоения – то самое пресловутое «доступное жилье» для москвичей? Но каким образом цена жилья связана с административной принадлежностью территории? Да только тем, что в Москве круговорот бумаг вокруг строительства значительно больше, чем в Подмосковье, выше издержки застройщика, а значит, и цена нового жилья будет больше. Когда же говорят о том, что в Москве появились новые земли, то и это миф, нуждающийся в развенчании. «Ничьих» земель, которыми Сергей Собянин сможет распорядиться, на новых территориях давно уже нет. Что было – давно распродали главы местных администраций, незастроенными остались либо частные земли, либо особо охраняемые – прежде всего леса. Под застройку «новой Москвы» землю придется выкупать, что также не будет способствовать доступности жилья.

Объективных причин для того, чтобы жилье в Москве было дешевым, нет. Наоборот, его цена будет расти. Правильное поведение власти – не обещать «доступного жилья», не пытаться стимулировать его судорожной раздачей земель под типовую панельную застройку, а честно признать: жилье в Москве будет дорогим и это в интересах большинства москвичей.

Тогда и «Стратегия социально-экономического развития Москвы до 2025 г.» перестанет быть утопией.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать