Мнения
Бесплатный
Александр Верещагин
Статья опубликована в № 3113 от 31.05.2012 под заголовком: Не наши университеты: Игра в рейтинги

Александр Верещагин: Не наши университеты

Распоряжением правительства от 21 мая 2012 г. № 811-р был утвержден долгожданный список иностранных вузов, дипломы которых будут иметь привилегию автоматического признания в России. Еще раньше, 25 апреля, правительство утвердило критерии отнесения вузов к этому списку. Ознакомление с обоими документами рождает ряд серьезных вопросов, ответить на которые следовало бы задолго до их составления.

Апрельское постановление устанавливает следующий критерий попадания университета в перечень избранных: «организация входила и (или) входит одновременно в первые 300 позиций» трех академических рейтингов – Academic Ranking of World Universities, QS World University Rankings и The Times Higher Education World University Rankings. У юриста сразу же возникает вопрос про действие этой нормы во времени. Если в данный момент университет не отвечает этому критерию, но когда-либо раньше ему соответствовал, то означает ли это, что его дипломы, выдаваемые в данный момент, все-таки признаются? Или же признаются только дипломы, выданные в годы, когда университет соответствовал этому критерию? Выпадение из какого-либо «рейтинга трeхсот» влечет ли непризнание прежде выданных дипломов или же «дисквалифицируются» только новые? А может быть, побывав во всех «трехсотках» хоть раз, университет уже навек остается привилегированным? В настоящем виде правительственный перечень выглядит как закрепление привилегированного списка именно навеки: в нем нет и намека на период действия и способы обновления.

На этом вопросы не кончаются: как быть с дипломами, полученными в рамках совместных программ нескольких университетов? К примеру, у меня есть магистерский диплом (LL.M.), выданный девятью европейскими университетами. Некоторые из них присутствуют в перечне, других там нет. Вопрос: должен ли такой диплом признаваться в России? По логике вещей – скорее да, ведь если хотя бы один «привилегированный» вуз признал его равным своим обычным дипломам, то и в России он должен бы признаваться как диплом этого вуза. Но, зная повадки нашей бюрократии, я ожидаю, что «логика здесь не пройдeт»: наверняка потребуют, чтобы все девять вузов были из перечня.

Но гораздо серьезнее вопрос с самим подходом. Он выглядит крайне примитивным. Общий рейтинг какого-либо западного университета – это сплошь и рядом «средняя температура по больнице». В одном и том же университете «топовый» по европейским и даже мировым меркам факультет (например, политологии и госуправления) может соседствовать с каким-нибудь очень слабым факультетом (например, математики). Понимая это, британское правительство раз в семь лет проводит аудит исследовательского потенциала вузов – Research Assessment Exercise (RAE). Вузы оцениваются отдельно по каждой из 67 дисциплин – от кардиоваскулярной медицины до музыки. По итогам аудита распределяется государственное финансирование. Рейтинги одного и того же университета в RAE могут в зависимости от дисциплины разительно отличаться друг от друга. Но у нашей бюрократии не оказалось желания подойти к делу столь же обдуманно и дифференцированно. Инструменты «тонкой настройки» не слушаются ее грубых рук.

Каков же реальный эффект этих мероприятий? Пока что трудно судить, так как неизвестно, каким российским дипломам равняются степени (например, бакалавра, магистра, доктора и т. д.), полученные в тех или иных зарубежных вузах. Кто и как должен решить эту весьма громоздкую и нетривиальную задачу (учитывая разнообразие существующих в мире дипломов и степеней), это из правительственных документов невозможно понять. Распоряжение лишь отводит шесть месяцев на опубликование результатов этой работы.

Рейтинги – упрямая вещь, хотя порой тем хуже для рейтингов. В таблице The Times МГУ им. М. В. Ломоносова котируется между 275-м и 300-м местами, еще немного – и он выпал бы из рейтинга (в результате чего сам рейтинг, вполне возможно, мог бы выпасть из правительственного постановления). Но это единственный российский вуз, который (пока еще) «берет» установленную российским правительством планку. СПбГУ, выпускники которого поставили свои подписи под правительственными документами, установленным критериям признания уже не соответствует – он входит лишь в «трехсотку» рейтинга QS World University Rankings, где занимает 251-е место. Не означает ли этот факт невольное признание его выпускниками недостаточно высокого качества своих дипломов? Во всяком случае, получается, что, будь СПбГУ иностранным вузом, его дипломы попросту не следовало бы автоматически признавать в Российской Федерации. Качество данной нормотворческой продукции заставляет думать, что в этом не было бы чрезмерной несправедливости.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать