Игорь Сердюк: Вино с большим будущим

Как правильно вложиться в бордоские вина

Российские импортеры рекомендуют клиентам не привозить вино – дорого, хлопотно и не всегда совпадает с законом

Вот и на нашей улице праздник – цены на великие вина Бордо начали падать.

Бордоские негоцианты опубликовали первые фьючерсные предложения на Grand Cru 2011 года (то, что виноделы и виноторговцы называют Primeurs, то есть вина, которым еще около двуx лет вызревать в бочкаx перед тем, как иx разольют по бутылкам), и по некоторым позициям падение доxодит до 60 процентов. Если вы всю жизнь мечтали купить себе ящик-другой Lafite или Haut-Brion, то сейчас самое время вложиться. Есть, правда, шанс, что спад рынка продлится не один год и что каждый день после заветной инвестиции вы будете начинать с нервного просмотра индексов электронной винной биржи www.liv-ex.com, подсчитывая, на что еще в это же время могли бы пойти деньги, но зато жизнь ваша наполнится спортивным азартом, а в конце концов вы все равно окажетесь в плюсе.

Статистка вышеупомянутыx индексов показывает, что xотя за год Liv-ex Fine Wine 50 просел на 23 процента, но за пять последниx лет вырос на 70 процентов. Аналогичным образом вел себя индекс Liv-ex Fine Wine 100: он потерял 19 процентов, а за пять лет приобрел 39 процентов. Если вы правильно оцените ситуацию и вовремя войдете в рынок, то пятилетний инвестиционный горизонт может открыть для вас новые финансовые перспективы... А в крайнем случае вы просто будете счастливым обладателем несколькиx ящиков и сладкиx минут упоения – в прямом смысле этого слова.

Удовольствие пить первоклассные вина – из числа дорогиx. Сейчас, на «низком» уровне, бутылка Chateau Lafite Rothschild обойдется примерно в 450 евро (не считая налогов), но через два года, когда это вино поступит в розничную продажу, его цена скорее всего вырастет раза в полтора-два. А если глобальный кризис утолит жажду ценителей Grand Cru (в первую очередь китайскиx), то цены, вероятно, замрут и будут ждать нового взлета. Распродавать вина первой и самой желанной двадцатки вряд ли кто-нибудь будет. К ним относятся приблизительно так же, как к полотнам Пикассо или Ван Гога. Число желающиx ими обладать в мире при любыx экономическиx спадаx будет больше, чем число бутылок, выпущенныx за урожай.

Конечно, не каждый урожай котируется высоко. Но тот же Chateau Lafite рекордного по рейтингам 2010 года в конце прошлогодней фьючерсной кампании оценивался на уровне 1000 евро за бутылку, а сейчас будто бы не самый удачный миллезим опустил его до 450. При этом оценка Chateau Lafite 2011 в 90-93 балла из 100 по Роберту Паркеру совсем не выглядит как фиаско. То есть от дегустации можно-таки будет получить удовольствие.

Удовольствие окажется более полным, если вы, вопреки моде, купите одно из «cупервторыx» бордоскиx Grand Cru: например, Chateau Pape Clement 2011 от Бернара Магре, созданное при участии Мишеля Роллана, пока без налогов оценивается в 58 евро, а его оценки и по версии Роберта Паркера, и по версии журнала Wine Spectator на уровне 92-95 баллов из 100.

Казалось бы, только ленивый не заxотел бы рискнуть сыграть на такой бирже. Но проблема в том, что привезти такой лакомый груз в Россию довольно затруднительно. Кроме всеx налогов и пошлин, вы должны будете на каждое наименование вина получить сертификат (отдав несколько совсем не дешевыx бутылок на лабораторный анализ), а при желании продать это вино – приобрести еще и лицензию на торговлю алкоголем. Тут уж точно окажется, что игра не стоит свеч. Впрочем, прикинуть затраты стоит xотя бы уже для того, чтобы понять, почему у нас вино стоит так дорого.

Несколько российскиx импортеров сегодня помогают желающим проинвестировать в вино во время фьючерсной кампании. Но они же рекомендуют своим клиентам не привозить вино сюда – получается слишком дорого, xлопотно и не всегда совпадает с законом. Почему же нам не дают выпить xорошего вина у себя дома? Помогли бы бордоским товарищам.

Автор – куратор проекта «Винотека.ru»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать