Мнения
Бесплатный
Владимир Милов
Статья опубликована в № 3126 от 20.06.2012 под заголовком: Публичная политика: Благоговейный ужас перед Сечиным

Владимир Милов: Благоговейный ужас перед Сечиным

Один из излюбленных сюжетов российской политической сцены – демонизация фигуры Игоря Сечина. Благоговейный ужас, который фамилия предполагаемого главного нефтяника и вершителя судеб наводит на многочисленных комментаторов, мало с чем сравним.

Спору нет, Сечин – крайне влиятельная фигура, хотя трудно не разглядеть, что после увольнения в июне 2006 г. с должности генпрокурора его ближайшего соратника, Владимира Устинова, Сечин начал постепенно терять влияние. Самым видимым проявлением этого стало поражение Сечина в борьбе за назначение преемника Сергея Богданчикова на пост главы «Роснефти» в 2010 г. – тогда стало явным, насколько Сечина в состоянии переигрывать другие влиятельные люди в путинском окружении. Потом Сечина исключили из большинства советов директоров госкомпаний, месяц назад – из вице-премьеров.

Но публика никак не хочет поверить, что могущественный Игорь Иванович постепенно уходит в историю, – среда политических комментаторов нуждается в закулисном сером кардинале-демоне, как урожай – в хорошем проливном дожде. Новую серию спекуляций о роли Сечина породил ряд шагов власти, предопределяющих сохранение за ним серьезного влияния и после ухода из правительства, – объявление о консолидации ряда активов на базе «Роснефтегаза», о создании «нефтяного клуба» под председательством Сечина и «президентской комиссии по стратегическому развитию ТЭКа», секретарем которой будет Сечин.

Стоит ли интерпретировать все эти шаги как формирование некоей новой конструкции, сохраняющей парадигму «всемогущества» Сечина? Скорее всего, это преувеличение. Спору нет, Игорь Сечин после ухода из правительства согласовал с президентом ряд шагов, способствующих повышению его статуса. Но для того, чтобы трансформировать эти полномочия в реальный центр силы, параллельный правительству, Сечину придется сильно постараться.

Схема работы российской бюрократии очень инертна, и роль формальных процедур здесь крайне велика. Существуют тысячи примеров, когда, несмотря на грозные окрики начальства, ведомства, обладающие формальными полномочиями, гнули свою линию и воз оставался на месте (яркий пример – скандалы с оборонзаказом, да и те же попытки Сечина в бытность вице-премьером добиться свободного доступа к газпромовской трубе для независимых газовых компаний). Все формальные рычаги по-прежнему у правительства, и случаев, когда при помощи надправительственных органов их удавалось легко обойти, единицы. Президентскую комиссию по ТЭКу возглавит лично Путин, влиянием на которого обладают в том числе и противники Сечина – как мы видели на примере истории с выбором кандидатуры президента «Роснефти» два года назад.

Так что не стоит упрощать ситуацию. Мы являемся свидетелями продолжающейся битвы за влияние на ТЭК внутри власти и наблюдаем лишь очередные маневры в этой войне, а не чью-то окончательную победу.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать