Статья опубликована в № 3128 от 22.06.2012 под заголовком: Глобализация: Мир, как мы его знаем

Дэни Родрик: Мир, как мы его знаем

Представим, что новое правительство Греции требует пересмотра соглашений с МВФ и ЕС. Ангела Меркель упорствует. Но немногие оставшиеся в Греции вкладчики, опасаясь, что финансовый крах неизбежен, выстраиваются в очередь за деньгами. Тем временем ЕЦБ отказывается прийти на помощь греческим банкам, и тем попросту не хватает наличных. Греческое правительство вводит ограничения на оборот капитала и начинает печатать драхмы, чтобы компенсировать нехватку ликвидности.

Как только Греция выходит из еврозоны, все взгляды обращаются на Испанию. Испанское правительство объявляет о новых мерах бюджетной экономии и структурных реформах. Благодаря вливаниям из Европейского стабилизационного механизма (ESM) Испания держится еще несколько месяцев. Но экономика продолжает идти на спад, безработица стремится к 30%. Бурные протесты граждан вынуждают премьер-министра провести референдум. Правительство Мариано Рахоя не находит необходимой поддержки у населения и подает в отставку, ввергая страну в политический хаос. Меркель сокращает поддержку Испании, оправдываясь, что немецкие налогоплательщики и так сделали все, что могли. Следуют в быстрой последовательности банковский кризис, финансовый кризис и выход Испании из еврозоны.

На спешно созванном мини-саммите Германия, Финляндия, Австрия и Нидерланды заявляют, что не откажутся от евро. Но это только усиливает финансовое давление на Францию, Италию и остальных членов еврозоны. Последствия частичного распада еврозоны постепенно дают о себе знать, финансовый кризис из Европы перекидывается на США и Азию.

Дальнейшие события разворачиваются в Китае, руководство которого также сталкивается с кризисом. Замедление экономики уже обострило конфликты в обществе, а события в Европе только подлили масла в огонь. Европейские компании массово аннулируют заказы, и перед китайскими заводами встает необходимость масштабных увольнений. В крупнейших городах проходят демонстрации против коррупции среди партийных чиновников.

Китайское правительство решает, что дальнейшая эскалация слишком рискованна, и принимает пакет мер по стимулированию экономического роста и сохранению рабочих мест, включая прямую финансовую поддержку экспортеров и валютные интервенции для ослабления юаня.

В США президентское кресло только что занял Митт Ромни, который во время жаркой предвыборной компании высмеивал мягкость Обамы по отношению к Китаю. Теперь же финансовая зараза, пришедшая из Европы и уже спровоцировавшая несколько банкротств, и неожиданная волна дешевого китайского импорта не оставляют Ромни выхода. Не слушая советников по экономике, он вводит таможенную пошлину на весь импорт из Китая. Его сторонники из Чайной партии, сыгравшие ключевую роль в привлечении электората, призывают не останавливаться на достигнутом и выйти из ВТО.

В несколько лет мировая экономика погружается в кризис, который историки позже назовут Второй Великой депрессией. Безработица достигает рекордных показателей. Лишившись львиной доли поступлений в бюджет, правительства вынуждены идти на меры, которые создают новые проблемы для других стран: торговые барьеры и девальвацию валюты до конкурентного уровня. Страны все глубже увязают в экономической изоляции, а регулярные саммиты, посвященные проблемам мировой экономики, приносят мало пользы, хотя на них звучит много громких слов о важности сотрудничества.

Мало какому государству удается избежать этой экономической бойни. Тех, кто чувствует себя неплохо, роднят три вещи: низкий уровень госдолга, небольшая зависимость от экспорта или потоков капитала и сильные демократические институты. Бразилию и Индию можно назвать сравнительно тихими гаванями, хотя перспективы их роста куда менее радужны, чем прежде.

Европа больше не является образцом терпимости и демократии. Крайние правые и крайние левые силы формируют правительства и начинают высылать иммигрантов. Все больше стран Ближнего Востока превращаются в авторитарные исламистские государства. В Азии экономическая схватка между США и Китаем отзывается военными конфликтами, что вкупе с участившимися военными инцидентами в Южно-Китайском море грозит перерасти в полномасштабную войну.

Много лет спустя Ангеле Меркель, которая уже отошла от политики и ведет уединенный образ жизни, задают вопрос, не считает ли она, что могла бы поступить иначе во время европейского кризиса. К сожалению, ее ответ звучит слишком поздно, чтобы изменить ход истории.

Надуманный сценарий? Возможно, что и так. Но, увы, не настолько надуманный, как хотелось бы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать