Статья опубликована в № 3134 от 02.07.2012 под заголовком: От редакции: Агентурная политика

От редакции: Зачем нам "иностранные агенты"?

Наконец-то мы узнаем, что финансирует в России пресловутый госдеп, а также все остальные заграничные и международные организации. Законопроект об изменениях в порядке регистрации и учета деятельности НКО, получающих иностранное финансирование и работающих в сфере политики, Госдума собирается принять быстро (см. статью на стр. 02).

Необходимо отметить, что этим «иностранным агентам» не будет запрещено работать в сфере политики – просто проверка отчетности ужесточится и наказания за нарушения станут более строгими, вплоть до уголовных. При этом под действие нового закона могут подпасть едва ли не любые НКО. Во-первых, помощью считаются любые средства и имущество, полученные из-за границы. Авторы не разделяют деньги из бюджета иностранных государств, средства международных организаций, гранты общественных и научных фондов и пожертвования частных лиц. Им все равно, получила ли та или иная НКО средства госдепартамента США, ЮНИСЕФ (детского фонда ООН) или, например, немецкого фонда Фридриха Эберта, который финансирует научные исследования.

Во-вторых, ключевое понятие «политическая деятельность» трактуется в законопроекте расширительно: участие в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, а также в формировании общественного мнения в указанных целях. Под это толкование можно подвести не только правозащитную деятельность и наблюдение за выборами, но и экологические акции, научные исследования и даже помощь социально незащищенным гражданам. В сущности, лоббирование любых решений государственной власти на любом уровне можно признать влиянием на политику.

Можно уже сейчас прикинуть, сколько пользы России принесли заграничные деньги. Инициативы многих НКО, которые пользуются зарубежными грантами, сыграли немалую роль в совершенствовании отечественного госуправления и положительно сказались на повседневной жизни сотен тысяч россиян. Скажем, руководитель российского отделения Transparency International Елена Панфилова до недавних пор была членом президентского совета по правам человека, высказанные ею идеи об обязательном декларировании доходов госслужащих и их родственников были использованы Дмитрием Медведевым и в итоге стали буквой закона.

Другой пользователь иностранной помощи – ассоциация «Голос» готовила независимых наблюдателей за выборами всех уровней задолго до того, как на участки пошли тысячи добровольцев. Зарубежные средства получал Институт экономики города и тратил их на обучение сотрудников муниципалитетов планированию местных бюджетов и поиску дополнительных доходов за счет туризма и народных промыслов. Среди успехов российского отделения Всемирного фонда дикой природы – перенос трубы нефтепровода ВСТО от берега Байкала, ужесточение экологических требований к добыче нефти и газа на Сахалине, закупка отечественной техники для пожаротушения на Дальнем Востоке. Общество «Мемориал» при поддержке иностранных фондов и частных жертвователей издавало новые исследования не только по репрессиям, но и по повседневной истории 1920–1950-х гг.

Поводом для нового законопроекта, как и для скандального закона о митингах, стали гражданские протесты, а также опасность принятия в США «закона Магнитского». При нашей правоприменительной практике действительно можно осложнить жизнь неугодным НКО. Гранды, такие как «Мемориал», WWF или Transparency International, выживут: они привыкли к пристальному вниманию бюрократов и к большому объему отчетности. Труднее будет небольшим НКО, работающим в регионах, где бизнес опасается помогать любым общественникам, не аффилированным с местными властями.

Авторы законопроекта, безусловно, рассчитывают и на пиар-эффект: пропагандистам будет где разгуляться. «Авторы совсем не креативны. Нужно было ввести клеймо «иностранный агент» и записывать в трудовые книжки: «Шпион», – иронизирует Панфилова. Да, ксенофобия в российском обществе есть. Вот только как бы не оказалось, что все хорошее в стране делается на иностранные деньги.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать