Статья опубликована в № 3149 от 23.07.2012 под заголовком: Правила игры: По-другому быть не может

Константин Сонин: Колонка, которой не должно быть

Несколько месяцев я надеялся, что колонку про дело Pussy Riot можно будет не писать. В колонке экономиста необходимо затрагивается политика, и я много про нее пишу – возможно, чаще, чем про чистую экономику, – но в деле трех девушек никакой глубокой политики не прослеживается. Еще меньше это связано с образованием, еще одной темой моих колонок. Даже бог с ней, с темой, – в колонке помимо мнения должны быть какие-то соображения, а здесь какие глубокие соображения?

Сажать в тюрьму за какие бы то ни было слова – это варварство, достойное темных веков. В цивилизованных странах за слова – и тем более за художественные произведения (неважно, насколько качественные) – в тюрьму не сажают. Тот факт, что у нас это варварство практиковалось еще 30 лет назад, в советское время, – слабое оправдание. Пять месяцев, проведенные девушками в тюрьме, уже нанесли огромный ущерб. Ущерб православной церкви, сравнимый, не исключено, с ущербом, нанесенным «делом Льва Толстого» столетней давности – небольшим, но отчетливым шагом в сторону политической катастрофы 1917 г. и разгрома церкви большевиками. Ущерб государственной власти, сравнимый с ущербом от «дела Синявского и Даниэля» 50-летней давности – после него разрыв между культурной и интеллектуальной частью общества и политическим руководством так и не затянулся до развала СССР. Ущерб обществу, на глазах которого страна вычеркивается из цивилизованного мира. Решетка, наручники, ротвейлер за какие бы то ни было слова?!

Собственно, дурную шутку с нами сыграла, как ни странно, свобода слова. При всех попытках ограничить свободу прессы информация для тех, кто ею интересуется, в последние 10 лет распространялась свободно. Есть газеты, в которых можно что угодно написать о президенте и министрах, есть блоги и YouTube, книги интеллектуальных лидеров оппозиции свободно продаются в магазинах и т. д. Зато, похоже, общество научилось эту информацию полностью игнорировать – т. е. возмущаться, но как бы с пониманием, что по-другому быть не может. Свидетельства коррупции и распила или обмана при подсчете голосов оказываются такими убедительными, а реплики ответственных чиновников настолько возмутительными, что единственный способ продолжать жить и работать – это их игнорировать. Получается, нет такого отклонения от нормы, что можно было бы сказать: «Нет, в моей стране этого не может быть». Прямо как в фантастической повести Юлия Даниэля «Говорит Москва» – там по радио объявляют, что партия и правительство решили в целях повышения благосостояния граждан объявить «день открытых убийств», в который можно, с некоторыми ограничениями, убивать. Герои повести сначала, естественно, не верят, а потом привыкают; кто-то даже находит какие-то рациональные объяснения...

Я потому и не писал про дело Pussy Riot, что не мог поверить, что эта кошмарная, никому не нужная и не выгодная история продолжается. Можно сказать, я и сейчас не верю.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать