Статья опубликована в № 3150 от 24.07.2012 под заголовком: Между народом и Москвой

Ростислав Туровский: Между народом и Москвой

Возвращение всенародных губернаторских выборов стало одним из главных и притом неожиданных событий нового политического цикла. Его можно считать компромиссом в отношениях как между центром и регионами, так и между властью и обществом. Однако есть больше оснований говорить о том, что губернаторские выборы стали результатом компромисса в верхах, достигнутого в процессе передачи власти. Они оказались попыткой обновить систему контроля над формированием губернаторского корпуса с соблюдением интересов бывшего президента, занявшего пост главы правительства и «Единой России». Возвращение выборов может подаваться как имиджевый ход, позволяющий Дмитрию Медведеву выступать в роли реформатора, оставившего определенное политическое наследие. Но вряд ли следует считать, что в верхах имел место спор по поводу принципов демократии. Речь шла о том, какими будут рычаги контроля, находящиеся в руках у Медведева, Путина, «Единой России», действующих губернаторов. В результате была найдена формула, представляющая собой что-то среднее между назначением, выборами и референдумом о доверии действующему губернатору.

Закон о губернаторских выборах сводит публичную конкуренцию к нулю, не отменяя практик теневого согласования кандидатов, апробированных в период назначений. Что касается публичной части процедуры, то отмена губернаторских выборов, сокращение количества всенародных выборов мэров, внедрение выборов по партийным спискам привели к деперсонализации региональной политики, а ведь борьба между личностями составляла когда-то основу губернаторских кампаний. Трудно ожидать, что губернаторские выборы станут борьбой титанов, харизматиков, стратегов, профессионалов. Результаты оценки эффективности региональной власти, которая проводится правительством, показывают, что уровень удовлетворенности населения работой губернаторов низок. А если правительство примется за непопулярные реформы, то груз ответственности будет перекладываться на губернаторов. Последним придется лавировать между лояльностью и необходимостью критиковать Москву.

Компромисс в верхах мог бы не создавать таких перегрузок в системе и ограничиться изменением процедуры назначения губернаторов. Но центр поставил перед собой более сложную задачу, решение которой поможет укрепить систему, а провал крайне опасен. Все риски ускоренного перехода к выборам были понятны, что привело к беспрецедентному количеству замен губернаторов до вступления закона в силу.

Нет нужды подробно разбирать ситуацию с фильтрами, которые свели к минимуму публичную конкуренцию. Не президентский фильтр будет самым страшным. Куда жестче действуют фильтры региональные и муниципальные, которые выгодны нынешним региональным элитам. Региональный фильтр обернулся почти повсеместным запретом на участие самовыдвиженцев. Муниципальный фильтр стал главным запретительным фильтром, поскольку ни одна партия кроме «Единой России» не располагает практически нигде нужным числом «своих» муниципальных депутатов, не говоря уже о главах местного самоуправления, а также не может преодолеть рогатку в виде необходимости собрать подписи в 3/4 муниципальных районов и городских округов. В этих условиях властям несложно идти на формальную уступку, понижая муниципальный барьер. Роль Путина ограничивается точечным вмешательством, основная работа делается не его руками, и его фильтр не будет использоваться для каждой кампании. Зато он сохраняет за собой право отстранять губернаторов от должности, что сделает любого победителя выборов лояльным.

При таких фильтрах любопытно, кто вообще будет участвовать в предстоящих выборах. В связи с фактическим запретом самовыдвижения губернаторы не смогут выдвигаться в качестве независимых, как многим хотелось, и должны ассоциироваться с «Единой Россией», в чем сейчас очень заинтересован центр. Эта тактика создает им риски, поскольку будущее «Единой России» небезоблачно. Когда и если уровень поддержки партии снизится до критического предела, возможны радикальные перемены вплоть до создания новой партии власти. В таком случае многим губернаторам придется менять партийную принадлежность или же вводить в региональное законодательство право самовыдвижения – для самих себя.

Большинство губернаторов, судя по всему, намерено участвовать в выборах, и многие уже начали к ним подготовку. Муниципальный фильтр – главный козырь губернаторов. Система скроена таким образом, что выиграть может любой глава региона. Начинается лоббирование губернаторами своего «допуска» к выборам, в связи с чем будет складываться неформальная система принятия решений при участии множества федеральных игроков и неизбежных конфликтах между ними. В частности, вряд ли удастся заблокировать вмешательство правительства и его аппарата, хотя это противоречит интересам администрации президента. Конфликты в верхах и относительная слабость позиций тех или иных губернаторов чреваты попытками федеральных игроков и финансово-промышленных групп выдвинуть другого кандидата от «Единой России» или неформально поддержать его соперника от другой партии, более того – навязать этой партии «своего» кандидата. Именно это приведет к реальной конкуренции в некоторых регионах, но не в этом году, а впоследствии.

Остальные партии пока создают декорации вокруг, по сути, старой системы. Порядок губернаторских выборов способствует затягиванию партий в систему, их включению в переговорный процесс, принятию решений о том, где демонстрировать оппозиционность, где «сливать» кампанию, а где выторговать себе право на губернаторство. ЛДПР уже дали квоту в Смоленской области, и на большее ей претендовать трудно. КПРФ пока позволяют сохранять статус-кво во Владимирской области, но выборы там в 2013 г., и, возможно, партия будет вынуждена вступить из-за них в торг с центром, как и по вопросу о важной для нее Орловской области в 2014 г. Под вопросом, где могут успешно выступить эсеры.

Пока получается, что система выборов работает на укрепление «Единой России», а другие партии находятся в поиске кандидатов. Их тактика, если они не сорвутся в тотальное соглашательство, должна иметь коалиционный характер. Ключевым вопросом для оппозиционных партий становится консолидация усилий КПРФ и «Справедливой России» по выдвижению единых кандидатов. Там, где это случится, шансы оппозиции преодолеть муниципальный фильтр и выиграть выборы существенно вырастут. Но власти могут использовать проверенную тактику «разделяй и властвуй» и намеренно способствовать выдвижению кандидатов от множества партий.

Главный риск для губернаторов связан не с партиями, а с расколом элит и появлением ставленников бизнеса, которые при этом получат поддержку кого-то в центре. Таким кандидатам проще идти в роли самовыдвиженцев, но если такой возможности не окажется, они будут стучаться в двери партий, пользуясь тем, что партиям из своего актива выдвигать зачастую некого. Дефицит местных кандидатов, кстати, уже стал сказываться на поведении партий, которые воспроизводят политику центра и решают засылать в регионы своих варягов из числа столичных статусных персон. Замаскированным под партийцев бизнесменам проще преодолевать муниципальный фильтр за счет покупки депутатов, хотя власти будут это блокировать, что создаст свою интересную интригу. Что касается протестных настроений, то они пока не организованы в эффективные электоральные формы. Хотя вероятны случаи массового голосования даже за технических кандидатов.

С такими выборами Россия идеально вписывается в теорию электорального авторитаризма, согласно которой формально проводящиеся выборы служат легитимации сложившейся власти. Изучать их практики будет интересно. Однако важнее вопрос, как долго придется с ними жить. Задача предстоящих выборных кампаний в том, чтобы легитимировать сложившуюся элиту в непростой для нее период и в финале игры избрать ее кандидата президентом. Но системе недостает гибкости, ее успех будет сопряжен со скандалами и фальсификациями. Неформальное смягчение фильтров для допуска к выборам значимых соперников и дозволение единичных побед оппозиционеров – вполне приемлемая гибкость. Возможно, придется отменять самый спорный, муниципальный, фильтр. Число выборных кампаний достигнет пика в 2015 г., и, вероятно, на этом фоне закон будут править. Изменения произойдут и в связи со следующим федеральным выборным циклом 2016–2018 гг. Растет вероятность проведения нормальных выборов в долгосрочной перспективе, если на данном этапе удастся решить проблему легитимации сложившейся элиты, которая будет увереннее смотреть в свое будущее, или же если протесты выйдут из-под ее контроля.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать