Мнения
Бесплатный
Оксана Гавшина
Статья опубликована в № 3156 от 01.08.2012 под заголовком: Цифра недели: 100,4 млрд руб.

Оксана Гавшина: ВР выставлен счет на 100 млрд руб.

Корпоративная история ТНК-ВР – своеобразная лакмусовая бумажка российского инвестклимата. В 2003 г. создание компании стало настоящим прорывом в отношениях России с Западом: торжественное подписание соглашения приурочили к первому визиту президента Владимира Путина в Великобританию. Под прицелом телекамер счастливый глава ВР Лорд Браун похлопывал главу «Альфа-групп» Михаила Фридмана по плечу и называл «мой друг Майкл».

В 2008 г. такая сцена уже казалась немыслимой: офис ТНК-ВР обыскивали сотрудники ФСБ, 148 британских специалистов были отозваны из страны, а руководитель компании британец Роберт Дадли смещен со своего поста. Так начинался первый громкий конфликт акционеров ТНК-ВР. Европейские чиновники констатировали ухудшение инвестклимата в России, а западные СМИ сетовали на то, что ничто в нашей стране не может гарантировать безопасности бизнеса.

Прошло еще четыре года: стратегический альянс ВР с «Роснефтью», поддержанный высшим руководством страны, был заблокирован, а самой ВР выставлен счет на 100,4 млрд руб. ($3,1 млрд). Такова цена, которую, по мнению Тюменского арбитражного суда, британский холдинг должен заплатить за нереализованное намерение развивать партнерство с «Роснефтью» и российский арктический шельф. Это решение суда «наносит серьезный ущерб инвестиционному климату и репутации российской судебной системы, ее способности защитить права добросовестных инвесторов от незаконных корпоративных атак», заявил адвокат ВР Константин Лукоянов. Совладелец ТНК-ВР Михаил Фридман немногим ранее классифицировал это судебное разбирательство как «свидетельство зрелости нашего рынка, нашей правовой системы».

Теоретически поражения крупных корпораций в суде могут быть свидетельством хорошего инвестклимата. Но для того чтобы делать бизнес в России, надо договариваться с чиновниками. Это не то, к чему стремятся инвесторы: помимо невмешательства государства в корпоративные споры бизнесу нужна устойчивая правовая основа.

Но так ли она устойчива? Еще несколько лет назад нередки были случаи карьерных взлетов судей, выносивших «судьбоносные» решения. Как, например, у Евгения Каранкевича: он присудил норвежской Telenor выплатить $2,8 млрд по иску миноритария «Вымпелкома» – офшора Farimex (норвежцы были уверены, что за этой компанией стоит Altimo, подконтрольная «Альфа-груп»), а спустя три месяца из судьи Арбитражного суда ХМАО превратился в судью Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа. Возможны ли сегодня такие примеры?

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве "Ведомостей" (Смарт-версия).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать