Статья опубликована в № 3160 от 07.08.2012 под заголовком: От редакции: Перепланировка в лесу

От редакции: Перепланировка в лесу

Программа перепланировки московских лесопарков вызывает бурные протесты жителей города. Митинги в защиту зеленых территорий проходят чуть ли не каждый день – в минувшую субботу активисты вступились за Серебряный бор, завтра на санкционированный митинг собираются защитники Измайловского леса. А жители района Богородское в конце августа собираются на общественные слушания, чтобы выступить против перепланировки национального парка «Лосиный Остров».

Что их не устраивает? Ведь послушаешь Антона Кульбачевского, директора департамента природопользования и окружающей среды правительства Москвы, и сердце радуется: на особо охраняемых природных территориях столицы оборудовано более 5000 мест отдыха для населения, установлены сотни архитектурных форм – беседки, информационные щиты, защитные навесы в местах отдыха, создано 12 новых катков, 36 спортивных площадок, 39 пикниковых точек с соответствующей досуговой инфраструктурой. Чем недовольны неразумные горожане? Один сплошной прогресс и модернизация.

Но жители упрямствуют. По их мнению, городская программа «Охрана окружающей среды на 2013–2016 гг.» предполагает переформатирование особо охраняемых природных территорий в обычные городские парки с преобладанием так называемых «рекреационных зон», где будет разрешена любая коммерческая застройка вплоть до строительства элитного жилья.

Основания для подозрений им дает официальная проектная документация. Например, защитники особо охраняемой природной территории «Измайлово» обнаружили в документах, что в их любимом лесу возможно возведение кафе, шашлычных, объектов капитального строительства и даже дороги. На территории Серебряного бора планируется построить до 22 500 кв. м жилья, часть которого – непосредственно у воды. А на Воробьевых горах – паркинг в оползневой зоне и подземный переход площадью 13 000 кв. м.

Нехорошие мысли появляются и при виде предполагаемого бюджета этой программы (она еще не утверждена) – 184 млрд руб. за 2013–2016 гг. Причем в подпрограмму «Охрана и развитие особо охраняемых природных территорий» согласно проекту частные инвесторы должны вложить более 58 млрд руб. Такие масштабные инвестиции вряд ли делаются с благотворительной целью – они должны окупаться. А для этого действительно придется строить коммерческие объекты.

Иначе как зарабатывать? Не билеты же в лес продавать... В Москве 118 особо охраняемых природных территорий общей площадью более 17 000 га. Кульбачевский из мэрии уверяет, что из них 4000 га на самом деле никакие не зеленые насаждения, а гаражные кооперативы, свалки, заводские территории. Поэтому, по словам Кульбачевского, правительство Москвы будет «исправлять ошибки прошлых решений, снимая охранный статус с некоторых участков», а остальное будут активно благоустраивать.

Вот этого-то москвичи и боятся. Между лесопарком и охраняемой природной территорией есть большая разница с точки зрения их экологических функций. Лес, луг и речка в естественных берегах и живущая там единая биологическая система (животные, растения, насекомые) принципиально важны для того, чтобы Москва оставалась пригодной для жизни. Эти площади санируют и стабилизируют городскую экологию. Парки тоже нужны горожанам как воздух. Но это «деревья на газоне», закованные в бетон берега рек и прудов, асфальтированные дорожки, трава, которую то и дело стригут, полностью уничтожая живую экосистему. Они не могут выполнять те же экофункции, что и леса.

Принципиальная разница есть и в объеме бюджетов, которые можно осваивать. Природные территории в отличие от парковых обходятся городу в копейки: их не надо поливать, удобрять, подсевать, полоть, стричь 10–20 раз за сезон и убирать на них листья. Уход и содержание парковых зон обходится городскому бюджету в 23 раза дороже, чем содержание природных территорий. Это очень соблазнительный мотив для того, чтобы сделать большую перепланировку и превратить лес в парк.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать