Статья опубликована в № 3167 от 16.08.2012 под заголовком: Выборы 14 октября: Условия Кремля

Дмитрий Орлов: Предвыборные условия Кремля

Возврат к прямым губернаторским выборам, которые состоятся 14 октября в пяти российских регионах, – важный шаг на пути сохранения Кремлем реального контроля над региональными властными институтами в условиях усложнения политической системы. Выборный губернатор фактически лишает федеральный центр возможности прямого и жесткого вмешательства в дела региона; контроль становится более гибким и дифференцированным. Это проявилось уже в ходе подготовки к выборам 14 октября: разработка стратегий кампании, выбор технологических и даже отчасти политических решений делегированы в регионы. За центром остались согласование стратегий, проведение независимых от региональных властей социологических исследований и отсев политических технологов, с которыми работают близкие к власти кандидаты в губернаторы, по принципу «явного предостережения». Влияние руководства администрации президента РФ, руководства партии «Единая Россия» и Фонда развития гражданского общества в ходе этих согласовательных процедур можно оценить как 10:5:1.

Для федерального центра определенно желательно, чтобы кандидат в губернаторы от власти уже на старте обладал значительным (примерно 25–30%) электоральным рейтингом, однако это скорее идеальная модель: предпочтения избирателей в большинстве субъектов отличаются высокой дифференцированностью, а провластный электорат нуждается в длительной мобилизации. К тому же губернаторы, наделенные полномочиями осенью 2011 г. и позже, пока просто не успевают набрать высокий рейтинг. В этих условиях электоральная поддержка на уровне 20–25% при низком антирейтинге – вполне благоприятная стартовая позиция.

Кремль уже не раз ясно и определенно давал понять правящей элите регионов, в которых осенью предстоят выборы, что заинтересован в высокой легитимности новой региональной власти. Речь идет о том, что электоральная мобилизация возможна только с помощью политических и технологических методов, включая агрессивные, а использование административного ресурса должно быть ограничено допустимым законом медийным доминированием провластных кандидатов в губернаторы.

В обмен на проводимую в отношении выборных регионов политику «мягкой силы» Кремль рассчитывает на перенос львиной доли ответственности за ситуацию в регионе на главу субъекта Федерации. Разумеется, и за исход кампании ответственность несет прежде всего сам кандидат от власти, поддержанный «Единой Россией». Это объективно уменьшает необходимость корректирующего контроля за ходом кампаний со стороны Кремля.

Либерализация системы региональных выборов очевидна. Однако критики нового закона о выборах губернаторов – прежде всего представители небольших партий – полагают, что с введением «муниципального фильтра» реальная конкуренция ограничивается. По их мнению, собрать необходимое количество подписей муниципальных депутатов в условиях доминирования «Единой России» в муниципальных собраниях непросто.

Между тем «муниципальный фильтр» – не только ограничитель для политических миноритариев, но и стимул для активных и относительно независимых игроков, способных создавать элитные коалиции. Что такое сбор подписей муниципальных депутатов в практическом смысле? Это фактически переговорный процесс по поводу программ кандидатов в губернаторы и их действий. Поэтому в ходе сбора подписей муниципальных депутатов, во-первых, не удастся уйти от обсуждения важнейших проблем, волнующих население, а во-вторых, независимые кандидаты, представляющие небольшие партии, смогут создать коалиции таких депутатов (возможно, даже типологически близкие к клиентеллам). Независимые кандидаты могут создать и неформальные коалиции между собой, основанные на поддержке более сильного игрока. Процесс преодоления «муниципального фильтра», в принципе, может стать реальным механизмом продвижения новых элит, способных стать правящей элитой регионального уровня уже через 2–3 избирательных цикла.

Коалиции могут создавать и кандидаты, выдвинутые парламентскими партиями. Однако на осенних выборах подобное развитие событий представляется маловероятным и малоперспективным: слишком отчетлива диверсифицированность интересов оппозиционных партий, слишком значительны отличия их электората. К тому же коалиционная стратегия требует не только высокого уровня согласованности действий оппозиционных партий в ходе выборов, но и наличия заранее выработанной и устраивающей и КПРФ, и «Справедливую Россию», и ЛДПР конфигурации региональной власти, включая политические, организационные и кадровые решения. Вероятность реализации такого сценария низка во всех выборных регионах. После недавней коррекции предвыборной стратегии «Справедливой России» можно оценить как низкую даже вероятность квазикоалиций, состоящих из представителей «Справедливой России» и радикалов.

Основные условия, в которых пройдут осенние региональные избирательные кампании, довольно благоприятны для действующих глав регионов. В сочетании с ожидаемым развитием экономической ситуации (вторая волна кризиса, даже если она начнется в конце августа – начале сентября, не успеет повлиять на выборы) можно прогнозировать, что власть не потеряет контроля над ситуацией ни в одном из пяти выборных регионов. Значительная вероятность второго тура, в принципе угрожающего победе действующих губернаторов, существует, по нашей оценке, лишь в двух субъектах Федерации – в Рязанской (вероятность – 50%) и Брянской (вероятность – 30%) областях. В любом случае масштаб поддержки как кандидатов от власти, так и оппозиционных деятелей зависит прежде всего от ресурсов, которые они способны мобилизовать.-

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать