Мнения
Бесплатный
Сергей Марков
Статья опубликована в № 3168 от 17.08.2012 под заголовком: Панк-молебен и ответственность государства: Почему их нельзя простить

Сергей Марков: Почему их нельзя простить

Акция Pussy Riot и суд над ними раскололи российское общество и вызвали колоссальный ажиотаж. Значит, эти события коснулись каких-то нервных узлов в российском обществе. Каких? Существует несколько интерпретаций, объясняющих эту энергетику и назначающих виновных, каждая разных.

В оппозиции есть две базовые версии: Путин и Кирилл. По первой – Путин мстит Pussy Riot за критические высказывания в свой адрес. Но, кажется, Путин за последний год наслушался столько критики, что успел привыкнуть. Другие опасаются, что суд – начало идеологической цензуры со стороны РПЦ, что нас ждет клерикализация государства и новые парткомы во главе с попами. Сегодня эти версии монополизировали российские СМИ по вполне политическим причинам. Но существуют и другие версии.

Современное российское общество все больше расщепляется на активное меньшинство, ассоциирующееся со столицами, средним классом и космополитизмом; а с другой стороны – молчаливое моральное большинство (ММБ; в американской политологии обычно говорят о «моральном большинстве» консервативно настроенных верующих, которых может быть и не большинство с электоральной точки зрения или, как раз с электоральной точки зрения, о «молчаливом большинстве»), ассоциирующееся с провинцией, бюджетниками, традиционными ценностями.

Это молчаливое моральное большинство имеет свои версии происходящего: моральную и заговорщическую. Для них акция Pussy Riot в ХХС – это часть стратегической кампании по осквернению ценностей, святых для русского народа. Конечная цель этой кампании – ликвидация русского народа как субъекта мировой истории. Конечно, речь идет не о физической ликвидации, а о лишении русского народа политической субъектности и цивилизационной идентичности. РПЦ при всех недостатках, которые они прекрасно видят, является для них прежде всего носителем русской надэтнической идентичности, а Путин – символом надежды на возрождение политической субъектности русского народа, понятого, естественно, не этнически, а имперски.

И они требуют у власти защитить святыни русского народа от поругания. Эта безъязыкая пока Россия вопрошает Путина: «Ты русский? Православный? У тебя сила и власть? Тогда защити то, что нам дорого».

Это скорее не политическое, а экзистенциальное требование к Путину, которое от этого, естественно, становится только сильнее. Путин прекрасно чувствует этот требовательный взгляд традиционной России и понимает, что освобождение Pussy Riot может привести к драматическим политическим последствиям. Если миллионы русских со все более укрепляющейся русской идентичностью увидят, что российская власть не хочет защитить священные для них ценности, то произойдет акт отчуждения миллионов политически актуализировавшихся русских от российской власти. Результатом станет рост терроризма со стороны русских националистов и широкая общественная поддержка этих акций, как это произошло в Германии и Италии в 20-е гг. Русский фашист из фальшивого пугала получит шанс превратиться в новую политическую реальность. Путин, как политик, естественно, обязан не допустить такого угрожающего развития событий.

В этой логике осуждение Pussy Riot должно быть поставлено в один ряд не с осуждением Ходорковского, Навального и демонстрантов 6 мая, а с освобождением О Джей Симпсона в 1995 г. Напомню, этот великий американский футболист – афроамериканец – обвинялся в убийстве своей бывшей белой жены и ее любовника. Доказательств было более чем достаточно, но американское общество раскололось: 90% белых были уверены, что он убил, а 90% черных – что это месть белых черному герою. Стало ясно, что если Симпсон будет осужден, то американские города запылают от расовых волнений. А еще свежи были в памяти расовые волнения и общие погромы в Лос-Анджелесе с 29 апреля по 4 мая 1992 г., из-за которых там погибло 54 человека, было объявлено военное положение, а в город введена национальная гвардия, которая с огромным трудом установила порядок. В этих условиях американские власти нашли возможность получить от суда оправдание Симпсона при смехотворной аргументации. Расовые волнения были предотвращены. Позже власти отомстили Симпсону и по другому делу (без убийства) посадили его в 2008 г. на 33 года. Это показывает, что власти обязаны предотвратить массовые беспорядки, даже если для этого нужно нарушить закон. «Пусть рухнет мир, но восторжествует закон» – это, конечно, не лозунг Путина или любого другого политика. Власть только обязана реалистично оценить, насколько велико негодование молчаливого большинства в происходящем и насколько вероятна радикализация.

У ММБ есть тоже две версии. Согласно мирной моральной версии, кощунство в ХХС – это глупость невоспитанных девушек, которые сами жертвы телевидения и развала 90-х. Идеальный вариант, о чем твердит православная общественность, – искреннее раскаяние Pussy Riot, после которого церковь просит их помиловать и их освобождают. Но сегодня бедные девчонки лишены этого простого пути спасения. Развернута мощная кампания, заставляющая их упорствовать при формальном извинении, но, очевидно для всех, без искреннего раскаяния.

Если Pussy Riot выходят на свободу без наказания и публичного искреннего раскаяния, то с высокой вероятностью после освобождения и радикализации русских националистических группировок они совершат самосуд и линчевание участниц панк-молебна. Не знаю, все ли из тех, кто поддерживает Pussy Riot, понимают это. Организаторы этой кампании, видимо, готовы полить алтарь священной борьбы с Путиным и РПЦ кровью этих девчонок, которыми манипулируют.

Но представители ММБ воспринимают себя не бездушными карателями молодых женщин, как их пытаются представить в СМИ, а защищающейся стороной. «Оставьте наши святыни в покое», – требуют они. А от власти – сделать так, чтобы такие нападки не повторялись. Если Pussy Riot будут прощены, то следующим шагом станут более жесткие кощунства, уверены они: в алтаре будут заниматься сексом, испражняться, а священников – оскорблять и унижать, а в церкви – плевать.

В конфликте есть и этический аспект: постоянное сравнение с исламом – дескать, попробовали бы они сделать это в мечети, – имеет очень жизненное и важное объяснение: мусульмане, а кавказские народы в большинстве мусульмане, внимательно смотрят, снесут ли православные русские такое оскорбление. Если снесут, если Pussy Riot будут прощены без покаяния, то резко упадет уважение к русским православным в бытовых конфликтах. А значит, увеличатся конфликты там, где в конфликтах используются силы диаспор, объединенных по клановому, национальному и конфессиональному принципу: Ставрополье, Кубань и др. В такой зоне проживают десятки миллионов человек. И это не паранойя: люди чувствуют, что если они стерпят такое унижение, то по отношению к ним будут вести себя жестче представители тех конфессий, где жесткость – норма. То есть многие русские православные ощущают, что оправдание Pussy Riot может для них обернуться тем, что они сами станут жертвой более жесткого рэкета, «наезда» со стороны мусульманских кланов.

По второй, воинственной версии, акция Pussy Riot в ХХС – не глупость молодых девчонок, а часть глобального заговора против России и РПЦ. И по этой версии, Путин уже обязан не просто по-отечески наказать трех дурочек, а защитить Россию от этого заговора со всей возможной жесткостью. И чем больше разворачивается кампания в поддержку Pussy Riot, и чем больше к ней подключаются иностранцы, тем больше укрепляется версия заговора.

Если Pussy Riot будут прощены, то следующим шагом станут более жесткие кощунства, уверены они: в алтаре будут заниматься сексом.

Если Pussy Riot будут прощены без покаяния, то резко упадет уважение к русским православным в бытовых конфликтах.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more