В развитых странах зреет новая промышленная революция

Изменение производственных технологий, возросшие требования к кастомизации и высокие транспортные издержки могут позволить Северной Америке, Западной Европе и Японии вернуть себе часть утраченной доли в мировом промпроизводстве
Greg Girard / Bloomberg

За минувшее десятилетие доля развивающихся экономик в мировом промышленном производстве резко возросла, причем эта тенденция усилилась в последние пять лет. Однако недавно появились первые признаки того, что этот процесс стал замедляться. По всей видимости, в 2020-е гг. объемы промышленного производства в «бедных» и «богатых» странах будут выравниваться гораздо медленнее, чем в 2010-х гг. Причиной тому станут кардинальные изменения в мировой экономике, которые я назвал «Новой промышленной революцией».

В 2000-2011 гг. Китай лидировал по темпам роста промпроизводства среди развивающихся стран. Значительный вклад – пусть меньший – внесли Индия, Бразилия, Восточная Европа и Россия. Основным фактором быстрого роста в указанных регионах была низкая стоимость промышленного производства, в основном за счет скромных зарплат. Многие компании перевели заводы и фабрики в развивающиеся страны, хотя конечный потребитель жил на Западе. Одновременно в самих развивающихся странах рос спрос на все более современную промышленную продукцию, что способствовало увеличению инвестиций на местах.

Новые тенденции и обусловившие их факторы

В последнее время появились основания полагать, что богатые страны – Северная Америка, Западная Европа и Япония - могут вернуть себе часть утраченной доли в мировом промпроизводстве. Один из главных факторов - это изменения в технологиях. Например, появление новых моделей 3D-принтеров – область, в которой США и Западная Европа до сих пор лидировали - позволяют этим регионам приступить к совершенно новым производственным операциям. То же самое можно сказать о новых высокотехнологичных формах автоматизации: приоритет здесь у богатых стран.

Еще один фактор – возросшие требования к кастомизации, то есть к изготовлению массовой продукции под конкретный заказ потребителя, от электронных устройств до промышленного оборудования. Для подгонки продукции под требования заказчика необходимо, чтобы производство находилось к нему поближе. Если заказы поступают из индустриально развитых стран, то разумнее организовывать производство в относительной близости от них, а не в далеких развивающихся странах, пусть и позволяющих снизить издержки.

Немаловажным фактором является и транспортировка продукции на большие расстояния с использованием длинных цепочек поставок, управлять которыми крайне сложно. Транспортировка обходится недешево и сопряжена с рядом проблем (например, экологических). Наконец, в развивающихся странах стали расти производственные издержки, что вызвано повышением зарплаты: компании все меньше заинтересованы в том, чтобы размещать там свои заводы и фабрики.

Если баланс сил вновь изменится в пользу стран с высокими производственными издержками, они потеряют не так много времени: период замедленного развития был относительно непродолжительным. В 2000 г. на долю «богатых» стран приходилось 73% мирового промпроизводства, а на долю развивающихся экономик - оставшиеся 27%. В течение последующих пяти лет соотношение составляло 69% к 31%. В 2011 г. индустриально развитые страны произвели всего 54%, свидетельствуют данные IHS Global Insight. Если бы эта тенденция сохранилась, тогда в начале 2010-х гг. доля развивающихся рынков превысила бы 50% и перевесила бы вклад западных стран. Развитым экономикам осталось бы только смириться с утратой лидирующих позиций.

Доля стран и регионов в мировом промышленном производстве

Расстановка сил в мире изменилась главным образом благодаря Китаю. В 2000 г. на долю КНР приходилось 7% мирового промышленного производства, а к 2005 г. – уже 9,8%. К 2011 г. вклад Китая вырос в два раза до 19,8%, превысив долю США, что стало поворотным моментом в истории: Соединенные Штаты уступили лидерство после ста с лишним лет мирового господства.

Китай добился больших успехов, чем любой другой член БРИК: за 2000-2011 гг. доля Бразилии в мировом промпроизводстве увеличилась с 1,7% до 2,9%, Индии – с 1,2% до 2,3%, а России - с 0,8% до 2,3%.

Экономисты середины XIX в. отнеслись бы к лидерству Китая в области промышленного производства как к вполне естественному явлению: до того как началась промышленная революция, больше всех производили страны с наибольшей численностью населения. Страны, которые сейчас называются развивающимися, в 1800 г. отвечали за 71% мирового промпроизводства, а западные страны – за остальные 29%. Доля Китая составляла 33%.

Однако где-то в 1840 г. вперед вырвалась Великобритания, построившая фабрики и оснастившая их по последнему слову техники. Вслед за ней промышленную революцию пережили другие европейские страны и США. Различие в численности населения перестало играть главенствующую роль, основным фактором стали орудия производства, позволившие западным странам резко повысить производительность труда. К 1900 г. вклад Китая сократился до 6%, а совокупная доля «спящих» (развивающихся) экономик составляла 13%. Фабрики и заводы западного мира производили 87% всех промышленных товаров в мире.

Каковы признаки того, что рост промышленного производства в развивающихся странах начинает замедляться? На первый взгляд свидетельств тому немного. Между 2010 и 2011 г. эти страны увеличили свою долю в мировом промышленном производстве с 43,4% до 46% - на вполне внушительные 2,6 п. п. Однако Китай взял на себя почти всю нагрузку: его доля выросла на 2,2 п. п. Вклад других в рост промпроизводства составил всего 0,4 п. п., причем в отличие от Бразилии и России доля Индии сократилась – как сократилась она у Мексики, Польши, Венгрии, Чешской Республики, Турции, Таиланда и Вьетнама.

Что произошло в это время в «богатых» странах? Доля США и Японии в 2010-2011 гг. существенно уменьшилась (у Соединенных Штатов - с 19,2% до 18,0%, у Японии - с 11% до 10,2%). Прочие западные страны – Западная Европа, Австралия, Новая Зеландия и Канада – выступили несколько лучше: их доля сократилась с 26,4% до 25,8%, то есть на 0,6 п. п., что является самой незначительной потерей с 2007 г. (указанный год к тому же был отмечен неожиданным ростом).

Здесь возникают сразу несколько но. Да, в 2011 г. Китай добился впечатляющего прироста в промышленном производстве. Однако целый ряд данных, опубликованных за последние полгода, свидетельствует о том, что китайская экономика по итогам 2012 г. замедлит рост и КНР будет сложнее прежними темпами наращивать промпроизводство. Снижение темпов промышленного производства происходит и в других развивающихся странах (что следует из статистики за 2011 г.).

В богатых странах картина иная. Крупнейшие американские компании во главе с General Electric, Caterpillar и Ford увеличили объем инвестиций в оснащение фабрик и заводов, что должно привести к росту промпроизводства в ближайшие годы. Поэтому слабые показатели 2011 г. не дают верного представления о наметившейся в Америке тенденции. Возможно, в ближайшее время из-за укрепления иены Японии будет сложно вернуть себе часть утраченной доли в мировом промпроизводстве. Однако остальные западные страны внушают надежду, стоит изучить данные за 2011 г.

Не стоит ждать, что западный мир вернется к показателям 1900 г., когда его доля в мировом промпроизводстве составляла 87%, или достигнет уровня 2006 г. в 66%. Но вполне можно рассчитывать на то, что ему удастся немного увеличить свой вклад – или хотя бы помешать его сокращению теми же темпами, которые наблюдались в последние годы. Одновременно с этим доля развивающихся стран, по всей видимости, уже не будет так быстро расширяться.

Промышленная революция XIX в. подстегнула рост промпроизводства преимущественно в развитых странах. Новая волна промышленной революции распространится по всему миру. И все же ее влияние в первую очередь почувствуют богатые страны. История отчасти повторится.

Питер Марш – журналист Financial Times, специалист по промышленной тематике, автор нескольких книг; описанная в статье концепция изложена в книге The New Industrial Revolution: Consumers, Globalization and the End of Mass Production, Yale University Press, 2012

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать