Статья опубликована в № 3187 от 13.09.2012 под заголовком: Стратегия безопасности: Какое оружие?

Сергей Караганов: Военное усиление неизбежно

Самое интересное и показательное в начавшейся военной реформе – ее успешность. Все остальные провозглашенные реформы стоят на месте, ползут черепашьими темпами или просто проваливаются. Дело не только в заявляемых цифрах ассигнований на оборону. За ними явно не стоят до конца продуманные планы перевооружения.

Происходит действительно революционное реформирование вооруженных сил. От огромной, традиционно мобилизационной российской, советской армии, рассчитанной в первую очередь на большую сухопутную войну с Западом, в пользу компактной, более профессиональной армии постоянной боевой готовности, которая была бы нацелена на конфликты низкой и средней интенсивности. Для предотвращения больших конфликтов увеличивается опора на ядерное оружие, которое тоже модернизируется.

Мощные ядерные вооружения, хотя и трудно применимы, по-прежнему нужны, чтобы никто не пытался достичь превосходства в обычных силах. К тому же ядерный дамоклов меч необходим для «цивилизовывания» горячих голов. Особенно сейчас, когда беспрецедентные по глубине и быстроте перемены в мире приводят к потере стратегических ориентиров, здравого смысла.

Уже очевидно, что армия быстро профессионализируется и не за горами полный отказ от призыва или его дальнейшее резкое сокращение и перевод на добровольную основу. Началась, пусть неровно, медленно, гуманизация военной службы. Но главное в том, что вооруженные силы, несмотря на дикое сопротивление, затачиваются под реальные вызовы и проблемы настоящего и будущего.

Перевооружение идет со скрипом. ВПК во многом обескровлен. Но главное – почти не реформируется. И остается тенью советского Левиафана. Как еще недавно бледной тенью советской была российская армия.

Не буду перечислять достижения. Их много. Не короче будет список проблем и ошибок. Тем более что реформы нарочито не обсуждались и не прорабатывались. Видимо, военно-политическое руководство страны пришло к выводу, что любое обсуждение приведет к такой оппозиции, что реформу в очередной раз угробят. Даже основополагающие документы – стратегия национальной безопасности 2009 г. и военная доктрина 2010 г. практически не отражали процессы, идущие в вооруженных силах. Просто находятся в других, мало пересекающихся плоскостях.

Как и почем

Продолжение курса на военное усиление не только в целом желательно для правящей элиты, а может быть, и для страны, но и неизбежно. Вопрос в том, как и почем. Нужно не перетратить денег, угробив бюджеты на развитие, а похоже, уже взят курс на самоубийственное для страны сокращение – вместо резкого увеличения – расходов на образование. Уничтожающее даже загоризонтные возможности для модернизационного рывка.

Глупо, перетратив и перевооружившись сверх разумной меры, создать себе лишних врагов, страшащихся России.

Риск ошибок увеличивается тем, что институциональных ограничителей гонки вооружений практически нет. Пока ограничителей всего два. Министры финансов – прошлый и нынешний – пытаются не давать, сколько требуют. А министр обороны старается ограничить аппетиты оголодавших и, видимо, коррумпированных, как и почти все у нас, остатков ВПК. Парламент в нынешней политической системе серьезной роли в определении военной политики и в формировании бюджета играть не может.

Что не менее тревожно, по-прежнему практически отсутствует научная и публичная дискуссии вокруг определения приоритетов военной политики. А в ограниченном виде она существовала даже в позднем СССР. Созданные тогда академические группы специалистов физически и морально постарели. Ныне справа – с либеральной стороны – нынешнюю военную политику критикуют, насколько я знаю, буквально два-три публициста. Честь и хвала им за смелость. Но они не обладают достаточными знаниями и политически ангажированы. В центре стоит группа близких к министерству обороны специалистов, по необходимости хвалящих все его действия и не обращающих внимания на ошибки. Слева – в СМИ, к счастью, совсем не доходящих до массового читателя, – пишут десятки, если не сотни специалистов, представляющих остатки денежно и интеллектуально обескровленной академической части советского ВПК. Не буду удивлять читателя фантасмагорическими угрозами, которыми эти эксперты пугают себя и нашу страну. Очень часто их описания не имеют никакого сопряжения с действительностью, являются карикатурой на советские выдумки. Похоже, их не слушают. Но они давят массой и не могут не формировать общественное мнение в многомиллионной человеческой среде, связанной с обороной. Среди части этих специалистов и Сердюков, и стоящий за ним Путин считаются чуть не предателями, ограничивающими безумные аппетиты, пытающимися не очень успешно навязать конкуренцию, сколько-нибудь современные методы хозяйствования.

Статья – не записка в руководящие органы. Поэтому не буду давать подробных рекомендаций. Многие из них, думаю, очевидны. Некоторые неочевидны и для меня. Но чтобы разобраться в том, что нужно делать, необходимо искусственно создавать независимую общественную, политическую, научную экспертизу процессов, проходящих в военной сфере. Или будет слишком много крайне дорогостоящих ошибок.

Начало статьи читайте во вчерашнем номере. Полный вариант статьи на русском и английском языках будет опубликован в следующем номере журнала «Россия в глобальной политике»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать