Статья опубликована в № 3187 от 13.09.2012 под заголовком: Компания недели: ОАО «Газпром»

Борис Сафронов: Компании «Газпром» нет

Владимир Путин своим указом хотел защитить «национальное достояние» от Еврокомиссии. Она заподозрила «Газпром» в злоупотреблениях на рынках нескольких стран Европы и начала расследование, а президент велел стратегическим госкомпаниям в случае претензий иностранных властей согласовывать все действия с государством.

Эта попытка распространить на «Газпром» суверенный иммунитет почти ничем ему не поможет – затруднит представление аргументов в свою защиту, снизит шансы на успех, увеличит грозящие штрафы и закрепит de jure то, что было известно de facto: компании «Газпром» на самом деле нет.

Конечно, существует ОАО «Газпром», у него есть акционеры, совет директоров, рыночная капитализация и даже отчетность по МСФО. Но разве похожа его деятельность на работу нормального участника рынка, цель которого – извлечение прибыли законными способами при соблюдении всех общепринятых стандартов – экологических, этических и др.? Можно ли назвать компанией организацию, руководитель которой довольно заявляет, что крупные клиенты с вопросами о скидках теперь могут идти в другое место? Можно ли считать компанией структуру, которая в один прекрасный день сообщает, что отказывается от своих обязательств по договорам?

Является ли компанией заведение, которое продолжает отгрузку продукции крупному потребителю, задолжавшему гигантские деньги (и ведет с ним переговоры), но прекращает еще более крупному, одному из главных, а заодно и еще нескольким (таковы уж технологические особенности отрасли) за долг, на порядок меньший?

Можно ли рассматривать как компанию учреждение, которое собирается потратить астрономическую сумму на развитие инфраструктуры по доставке своей продукции, хотя его продажи падают? И это не мешает ему тратить просто крупную сумму на подготовку к Олимпиаде и покушаться на европейские рекорды по тратам на покупку футболистов.

Все это «Газпром» проделал только за последнюю неделю.

Вопросы можно продолжать. Является ли акционерным обществом организация, в совете директоров которой нет представителей инвестиционных фондов, при том что почти половина акций – в свободном обращении? Можно ли рассматривать как компанию учреждение, регулярно оставляющее часть прибыли от существенной доли продаж неизвестным (до поры до времени) людям через совместных с ними посредников, но само часто закупающее материалы у одних и тех же структур, которые зарабатывают на этом сотни миллионов долларов?..

Так что было бы логично издать еще один указ – о переименовании «Газпрома» обратно в министерство газовой промышленности, или филиал Министерства иностранных дел, или просто в НКО «Национальное достояние».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать