Мнения
Бесплатный
Алексей Левинсон
Статья опубликована в № 3190 от 18.09.2012 под заголовком: Наше «мы»: Зрелость мирного протеста

Алексей Левинсон: Возмущение – самое распространенное чувство

Уличные формы протеста угасают, заявляют одни с огорчением, другие со злорадством. Опрос, проведенный «Левада-центром» на шествии и митинге в Москве 15 сентября, показал, что активность не деградирует, а развивается, сохраняя при этом свою основу. 57% пришедших на митинг готовы продолжать участвовать в протестных акциях, будь они сторонники демократов (1-е место), либералов (2-е), коммунистов (3-е) или национал-патриотов (4-е). Некоторых людей смущает, что рядом колышутся знамена демократов и националистов, ветеранов ВДВ и сторонников ЛГБТ. Говорят: это временно, это пока все объединились на негативе в адрес центральной власти. Но негативная солидарность способна переходить в позитивную. Люди на площади – не коммунисты или либералы, а граждане. Заботу о настоящем и будущем страны они поставили выше своих идеологических различий. Из всех опрошенных только одна десятая заявляет, что не хочет ни с кем сотрудничать.

Почему люди опять на улицах – ведь повестка оппозиции якобы исчерпала себя? Увы, нет. «Разложение власти, воровство и коррупция высших чиновников» продолжают возмущать людей (39%), как и «беззаконие, произвол властей, нарушение прав и свобод граждан» (35%).

Именно возмущение называют участники главным чувством, которое вызывает сейчас политика власти (45%), а также презрение и раздражение (39 и 38%). Да, это чувства не подданных, а граждан. Им стыдно за власть (30%). Им стыдно, что она старается их запугать; «авторитарной и репрессивной» назвали ее 36%. «Сильной и уверенной в себе» ее готовы считать менее 4% – а ведь сколько усилий потратили иные руководители, чтобы убедить людей именно в этом. Власти за время, прошедшее с прошлого митинга, приняли многочисленные меры, чтобы люди их больше боялись. Митинг показал: не помогло. «Нарастание репрессий со стороны власти» беспокоит лишь 14%.

Власти боятся «массовых беспорядков», а среди граждан это заботит лишь 11%. Абсолютное большинство участников – 60% – настаивают, что будут «ограничиваться только мирными акциями протеста, оставаться в рамках закона». Это миролюбие не надо путать со слабостью и нерешительностью. Более половины участников заявляют, что, даже «если протестному движению не удастся оказать влияния на власть и оно пойдет на спад», они будут, «несмотря ни на что, продолжать участвовать в акциях протеста». (Другой ответ – «возможно, уеду из страны» – дали менее 10%.)

Каковы главные итоги массовых протестов, по мнению их участников? «Пробудились активные слои общества, появилась гражданская ответственность» (48%). Люди «почувствовали солидарность» (31%), а власть «испугалась и начала закручивать гайки» (31%). Движение началось под лозунгом «За честные выборы». Это требование и сейчас не снято. На вопрос, что сейчас прежде всего нужно России, на 1-е место у протестующих вышел ответ «независимый суд» (44%). Это ли не показатель зрелости?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать