Статья опубликована в № 3195 от 25.09.2012 под заголовком: Конъюнктура: Протест как лифт

Константин Симонов: Протест как лифт

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Социологические опросы, проведенные среди участников московских акций, показывают, что протест стоит на молодых плечах. Опросы «Левада-центра» на акции 15 сентября говорят, что 50% протестующих моложе 34 лет. ВЦИОМ ранее давал еще более внушительную цифру – 65%.

Причины этого понятны. В частности, Максим Трудолюбов в своей колонке («Лишить молодых власти», «Ведомости» от 3.08.2012) справедливо обратил внимание на ощущение ускользающего от молодежи будущего. Государство дало молодежи повальное высшее образование, родители убедили в том, что диплом – гарантия хорошей карьеры. А картина стала рассыпаться.

Приватизация и семейственность – две самые страшные угрозы для российской молодежи. Первая лишит их доступа к оставшимся значимым активам, вторая – к должностям (я говорю про обычную молодежь). Уже скоро и в России появятся «старые деньги» и конкурировать с потомственными рантье будет очень и очень сложно.

В недалекой перспективе может возникнуть и еще одна проблема – соперничество с гастарбайтерами уже за офисные должности. Условный дворник, конечно, в креативный класс не попадает – а вот его дети могут попробовать это сделать. Если удастся их пристроить в российские школы.

Возможности уехать за рубеж сильно преувеличены, потому что конкурентоспособны на глобальном рынке все же единицы. Которые, кстати, уедут все равно.

Я бы не стал приписывать молодежи исключительно благородные мотивы, связанные с искренним желанием исправить все в стране и построить новую прекрасную политическую реальность. Прагматизм все же довольно популярная жизненная линия. В пользу этого говорит неоднократно фиксировавшееся социологами желание молодых людей работать на госслужбе и в госкорпорациях. Любопытно, что 20% участников акции 15 сентября сказали, что готовы пытаться менять систему изнутри, т. е. вхождение во власть их особо не смущает. Так что государство могло бы купить протест – но сладких пряников на всех не хватит. Поэтому государство может ограничиться только несколькими «историями успеха» в виде делегирования представителей молодежных организаций во власть и на телевидение. А остальные люки забетонированы – и скоро, я думаю, даже изменение инвестиционной среды не заставит молодежь заниматься бизнесом.

В этом плане социальным лифтом может стать как раз оппозиционность. Это показали и знаменитые теперь Pussy Riot. Власть вроде бы убеждает в рискованности такой стратегии. Но все же, мягко говоря, не все оппозиционеры и противники режима сидят по тюрьмам. Вот и история с Машей Гессен вряд ли осталась незамеченной. Так что протестное движение вполне может стать вирусным. Тут и простор для креатива, и шанс стать узнаваемым. С перспективой этот капитал конвертировать. Что, кстати, опасно не только для власти, но и для нынешней оппозиции, способной лишиться монополии на протест. Вопрос только в том, улучшат ли эти вирусы нашу политическую систему.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more