Статья опубликована в № 3199 от 01.10.2012 под заголовком: Человек недели: Олег Дерипаска

Александра Терентьева: История создания UC Rusal останется красивой

Истории создания финансовых империй – это всегда истории с двойным дном. Даже у знакомых основателя Facebook Марка Цукерберга есть альтернативные версии.

На этой неделе в Высоком суде Лондона должны были продолжиться слушания по иску Михаила Черного к Олегу Дерипаске. Черной утверждает, что в 1990-х гг. был партнером Дерипаски, на первых порах предоставлял ему средства для скупки акций алюминиевых заводов. В 2001 г. Черной получил за долю в «Сибале» первый транш в $250 млн, а впоследствии должен был получить оставшуюся сумму. Но денег не дождался. А Дерипаска тем временем объединил «Сибал» с алюминиевыми активами Романа Абрамовича. Новую компанию – «Русал» – через несколько лет он объединил с «Суалом» Виктора Вексельберга и Леонарда Блаватника и глиноземными активами Glencore. Получился гигант: UC Rusal стала крупнейшим в мире производителем алюминия.

Черной требовал от Дерипаски компенсацию за «20% от 66% UC Rusal». Но Дерипаска этих требований не признает – он настаивает, что Черной был ему крышей, а не партнером. И уплаченные Черному $250 млн – лишь отступные за отказ от услуги.

Разбирательства в Высоком суде Лондона могли приоткрыть завесу над тем, с чего начиналась UC Rusal. И даже если бы Черной проиграл, как этим летом Борис Березовский, пытавшийся отсудить у Абрамовича $5,5 млрд, многие страницы официальной биографии Дерипаски получили бы альтернативную версию. Соперники поступили мудро – сор из избы выносить не стали, заключив мировую. По словам источников «Ведомостей», мировое соглашение может обойтись Дерипаске примерно в $250–300 млн. Зато теперь история создания UC Rusal для учебников по новейшей русской истории навсегда останется рассказом о том, как смелый и предприимчивый человек в «лихие 90-е» сумел разглядеть золотую жилу среди полуобанкротившихся, полуостановившихся заводов и как ему приходилось платить за крышу разным людям. Но в таких красивых историях, как правило, чересчур много умолчаний и путаницы. Вопрос в том, сколько в них остается правды.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать