Статья опубликована в № 3203 от 05.10.2012 под заголовком: Инновации: Найти выход для государства

Эрик Берглоф: Судьбу инноваций в России определит частный сектор, а не государство

Д. Абрамов / Ведомости

Почти в каждой дискуссии на темы российской экономической политики в этом десятилетии указывалось на необходимость диверсификации производства и внешней торговли и модернизации страны. Впрочем, такие обсуждения идут еще с советских времен – на необходимость диверсификации Никита Хрущев указывал уже в 1957 г. Диверсификация и модернизация идут рука об руку с инновациями, этим ключевым фактором изменений в экономике. Много об инновациях было сказано, многое уже сделано, в том числе положено начало ряду важнейших инициатив, таких как Российская венчурная компания (РВК), «Роснано» и «Сколково» – и это далеко не всё.

Тем не менее большинство международных рейтинговых агентств продолжает отводить России сравнительно невысокое место с точки зрения инноваций. Например, по данным Всемирного экономического форума от 2011 г., из 144 стран Россия со своей инновационной составляющей занимала лишь 85-е место. По инновационному потенциалу Россию можно было бы оценить и повыше, но ее реальные результаты по-прежнему недостаточны. Почему это происходит?

Успешная модель инновационной политики зависит от уровня технологического и организационного развития экономики. Можно было бы ожидать, что Россия – как большинство развивающихся рынков – пойдет скорее путем копирования, чем коммерциализации передовых изобретений и открытий. Такими были доминирующие тенденции в странах Азии. В основе подобной инновационной модели лежали экономия за счет масштаба и доступ к источникам долгосрочного банковского финансирования. При таком сценарии инновациями занимаются крупные, давно существующие фирмы. Однако такие фирмы должны иметь для этого соответствующие стимулы.

В России стимулы инвестировать в НИОКР для частных фирм остаются ограниченными, и не только в смысле налогообложения, но, что еще важнее, с точки зрения деловой среды. Кроме того, компаниям трудно нанять квалифицированных сотрудников и опытных менеджеров. За последние годы качество образования и подготовки кадров далеко не улучшилось – в некоторых случаях оно даже ухудшилось. По данным опросов, качество управления в среднем остается на низком уровне, притом весьма неравномерном от компании к компании. Далее, важную роль в модели инноваций, основанной на копировании, передаче ноу-хау и передовых навыков, обычно играют иностранные компании, часто путем сотрудничества с местными фирмами. В отличие от этого прямые иностранные инвестиции в корпоративный (особенно несырьевой) сектор России – с учетом размеров и потенциала ее экономики – остаются недостаточными.

Если у частных компаний нет мощных стимулов к инновациям, то, может быть, ведущую роль здесь мог бы сыграть государственный сектор? В самом деле, в России на государственный сектор приходится около трех четвертей расходов на НИОКР – гораздо больше, чем в типичной стране с формирующимся рынком или развитой экономикой. Тем не менее производство исследований высокого качества в государственных научных учреждениях остается весьма и весьма ограниченным. Деньги на эти цели преимущественно выделяются исходя не из результатов исследований или инноваций, а из численности персонала. Мало внимания уделяется востребованности исследований рынком. В России исследовательские институты и промышленные корпорации в значительной степени остаются мирами, отделенными друг от друга.

Стимулы для радикальных инноваций обычно появляются в другой среде – с большим числом динамичных стартапов и высокими темпами появления и исчезновения компаний. Примерами стран, где инновационная деятельность осуществляется в основном силами динамичных стартапов, а не компаний-старожилов, служат Израиль и США. Успех такой модели основывается на благоприятной деловой среде, а также на доступе к специализированным источникам финансирования.

Хотя малые и средние предприятия в России получили более широкий доступ к банковским кредитам, инвестирование на ранних стадиях (практикуемое во многих странах с развитой экономикой и осуществляемое «инвесторами-ангелами», а также филиалами и отделениями транснациональных компаний) остается в России редкостью. Для смягчения этих ограничений исследовательские гранты могли бы быть дополнены грантами предпринимателям, чтобы облегчить последним доступ к консультациям и услугам по поддержке бизнеса. В России уже выдаются такие гранты – и Фондом Бортника, и фондом «Сколково», но их должно быть еще больше.

Возможности и стимулы для инноваций остаются в целом ограниченными – в равной мере для частных стартапов, научно-исследовательских учреждений с государственным финансированием и крупных зарекомендовавших себя фирм. Этот факт правительство признало – и предприняло соответствующие шаги. В 2008 г. в Гражданский кодекс были внесены поправки в целях лучшего обеспечения защиты интеллектуальной собственности. В следующем году для решения этих проблем будет учрежден специальный суд.

В последнее десятилетие еще больше ресурсов было направлено на адресную поддержку инноваций. Крупные государственные инициативы включают в себя РВК – фонд фондов, призванный обеспечивать финансирование венчурного капитала; «Роснано» – фонд объемом $5 млрд для инвестиций в нанотехнологии и смежные отрасли; Российский фонд прямых инвестиций – орган ВЭБа для совместного инвестирования с международными инвесторами; «Сколково» – город инноваций. С годами качество управления этими инициативами выросло, расширилось определение инновационной деятельности, а участие частного сектора все активнее поощряется. Например, последний по времени создания институт развития, Российский фонд прямых инвестиций, явным образом нацелен на привлечение к участию в российских инновациях большого числа иностранных стратегических и институциональных инвесторов.

Однако на практике обеспечить более масштабное участие частного сектора в российских инновациях оказалось непросто. Так, доля инвестиций РВК в ее 12 фондах составляет около 60%, а в некоторых фондах достигает 99%. Опасность в том, что в этих условиях государственное финансирование скорее подменяет частный капитал, чем привлекает. В самом деле, мировой опыт государственной поддержки венчурного финансирования неоднозначен и примеры успешной роли государства сосредоточены, в общем, на государственных инвестициях в частные фонды. Кроме того, прогресс был более вероятен там, где осуществлялся плавный выход государства из сферы той или иной инициативы. Мощным сигналом приверженности государства политике постепенного ухода станет обещанная в среднесрочной перспективе продажа частным инвесторам контрольного пакета акций «Роснано».

Цикл статей об инновациях и поддержке инновационного развития подготовлен совместно с форумом «Открытые инновации».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать