Статья опубликована в № 3204 от 08.10.2012 под заголовком: Правила игры: Куда пойти бывшему президенту

Константин Сонин: Куда пойти бывшему президенту

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Проиграв парламентские выборы, президент Грузии Михаил Саакашвили сделал широкий шаг на страницы учебников истории. После окончания президентского срока, через год, с ним скорее всего произойдет лучшее из того, что может случиться с политическим деятелем: он проведет оставшиеся годы (дай Бог, чтобы лет 30–40), заседая во всевозможных почетных президиумах, выступая с лекциями по теории и практике реформ на самых престижных форумах в мире и покровительственно комментируя деятельность очередных грузинских лидеров. Не говоря уж о том, какие открываются возможности для частной жизни... И это совершенно нормально. Это является признаком развитости страны и зрелости ее политической элиты – что человек, отработавший несколько лет на самом сложном в стране посту, покидает политическую жизнь. Именно этим отличаются страны с развитыми, современными системами государственного управления – лидер покидает свой пост не тогда, когда страна уже больше не может терпеть неэффективность, коррупцию, а иногда и откровенный маразм, а гораздо, гораздо раньше. 8–10 лет – максимальный срок, и, если считать с января 2004 г., Саакашвили этот срок уже отбыл.

Конечно, у Саакашвили есть и другой путь. Можно перейти в оппозицию и снова бороться за власть, тем более что президентская партия, не получив большинства, будет иметь серьезное представительство в парламенте. (В следующем году политическая система в Грузии изменится в сторону значительного усиления власти парламента.) Еще сто лет назад такое поведение было распространенной практикой и в странах с самыми развитыми политическими системами своего времени. Британские премьеры, потеряв власть, возвращали ее себе после следующих выборов. Американские президенты, проиграв выборы, пытались участвовать в них снова. Но в последние 50 лет такие ситуации – бывший президент, пытающийся всерьез участвовать в политической жизни государства, – удел развивающихся стран. В таких странах бывшие президенты на долгие годы становятся не гарантами стабильности (как им хотелось бы думать), а источником постоянной политической турбулентности – и в том случае, когда им удается вернуться к власти (как Балагеру, Пересу, Ортеге), и в том, когда не удается (как Алессандри, Менему, Тер-Петросяну). Про те случаи, когда лидерам удается удержаться у власти слишком надолго, и говорить нечего – это практически всегда заканчивается плохо, и в первую очередь для страны.

Я не случайно ничего не написал о том, насколько хорошим лидером был Саакашвили. Насколько я знаю, он автор впечатляющих политических и экономических реформ в маленькой, измученной гражданскими войнами стране. Победа оппозиции на выборах – лучшее доказательство того, что, получив мандат на фундаментальные изменения, Саакашвили не воспользовался этим мандатом для создания режима личной власти. Но не в этом дело. Восемь лет – достаточно долгий срок для пребывания у власти и для самого лучшего лидера.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more