Мнения
Бесплатный
Вадим Волков
Статья опубликована в № 3208 от 12.10.2012 под заголовком: Extra Jus: Технические поправки

Вадим Волков: Судебную систему будут развивать материально

В конце сентября правительство утвердило концепцию федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2013–2020 годы». На нее будет потрачено 90 млрд руб. средств налогоплательщиков. Нынешняя стала продолжением предыдущей аналогичной программы 2008–2012 гг., на которую ушел почти 61 млрд руб. По признанию ее авторов, предыдущая не оказала «решающего позитивного влияния на доверие граждан к правосудию»: 27% граждан доверяют, а 38% не доверяют российскому правосудию. Еще авторов беспокоит то, что российские предприниматели все больше уходят в юрисдикции иностранных судов.

Теоретически в обмен на то, что мы, граждане, платим налоги и содержим судей, аппарат и всю инфраструктуру судебной власти, мы должны получать справедливое, непредвзятое и скорое правосудие. Вместо этого мы получаем гарантированный обвинительный приговор, игнорирование позиции защиты, содержание под стражей до суда в нечеловеческих условиях и заказные дела. Исследования Института проблем правоприменения говорят о том, что арбитражные суды и гражданское судопроизводство работают в России сравнительно хорошо и рост числа обращений в эти инстанции подтверждает, что люди им доверяют. Главный источник недоверия судебной системе находится в уголовном судопроизводстве, в том, что уголовное преследование стало инструментом давления на предпринимателей и средством политической расправы.

Принятая концепция развития судебной системы слабо дифференцирует проблемы конкретных ее частей, предполагая, что есть единый рецепт для всех. Вот он: «значительное укрепление материально-технической базы». Рецепт «хорош» во всех отношениях. Он позволяет обойти наиболее чувствительные проблемы, связанные с управляемостью судей общей юрисдикции и отсутствием состязательности в уголовных процессах, и ограничиться чисто техническими мерами. Эти меры никак не затрагивают проблемы независимости, справедливости и непредвзятости, но зато стоят дорого: можно представить себе деловитое распределение подрядов на оснащение судов информационными системами, тревожными сигнализациями, системами контроля доступа и т.п.

Вся логика документа построена на сомнительном убеждении в том, что институциональные проблемы можно решить исключительно техническими мерами. К слову, независимость английских судов, которые сегодня лидируют в мировом экспорте справедливости, началась с актов парламента в 1701 г. и пожизненного назначения за три столетия до цифровой эры и дорогих гаджетов не требовала. Независимость судов во всем мире обеспечивается не «материально-технической базой», а системой отбора и назначения (в некоторых странах – выборами), пожизненным статусом судей, самоуправлением судейского сообщества и – важно – тем, что исполнительная власть не может влиять на размеры судейских зарплат (это определяют либо специальные комиссии, либо парламенты).

Российская исполнительная власть намеревается много сделать за семь лет: от ремонтов зданий до облачных вычислений и от квартир до мобильных подвижных офисов для судей. Звучит модернизационно. Только не надо думать, что это как-то приблизит верховенство права и улучшит инвестиционный климат. Наоборот, исключительно технократический подход, реализуемый в правительственной программе, ведет к росту системной зависимости судебной власти от исполнительной, ее неспособности к самостоятельной позиции, особенно учитывая то, что при сегодняшней практике за материально-техническое обеспечение отвечают председатели судов и они же служат основным инструментом административного контроля за поведением рядовых судей.

Меры для повышения независимости и непредвзятости судов, а значит, и для повышения доверия к ним не стоят миллиарды рублей. Они известны. Это прежде всего укрепление институтов судейского сообщества: наделить суды правом выбора председателей, освободив последних от хозяйственных функций; запретить участие председателей в органах судейского сообщества; устранить неформальные механизмы назначения и увольнения судей, на деле подменяющие квалификационные коллегии. Эти и другие меры предлагались в рамках механизмов «открытого правительства», но данный случай показывает, что его рекомендации не востребованы.

Впрочем, в программе развития судебной системы есть и меры, которые могут оказать позитивное воздействие. Это все, что касается открытости судопроизводства (обязательное аудио- и видеопротоколирование заседаний), доступа к решениям судов и архивам, а также снижения нагрузки на судей. Программа обещает предоставить жилье (1500 квартир) работникам аппарата судов. Если речь идет об аппаратах обычных районных судов, то это хорошая новость, поскольку дееспособные и профессиональные секретари и помощники крайне важны, для того чтобы судьи не чувствовали себя частью конвейера по штамповке дел. Программа признает важность профессионального аппарата. В идеале сотрудникам аппарата надо просто повысить зарплаты с нынешних 15000 руб. раза в два, и это было бы более результативной тратой средств по сравнению с той, которая запланирована сейчас.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать