Статья опубликована в № 3217 от 25.10.2012 под заголовком: От редакции: Запланированный скандал

От редакции: К чему приведет дело Удальцова

А. Стенин / РИА Новости

Дело Удальцова имеет запланированные и незапланированные следствия для российского общества и власти.

Продолжает раскручиваться история Леонида Развозжаева – одного из фигурантов уголовного дела о подготовке к организации массовых беспорядков, возбужденного Следственным комитетом на основании фильма «Анатомия протеста – 2».

На прошлой неделе в рамках дела был арестован Константин Лебедев, Сергей Удальцов отпущен под подписку о невыезде, Развозжаев объявлен в розыск. В понедельник СК заявил, что Развозжаев явился с повинной и дал признательные показания. Во вторник к Развозжаеву в сизо допустили правозащитников из Общественной наблюдательной комиссии Москвы, которым он рассказал, что его похитили российские спецслужбы на Украине, что он подписал показания в условиях жесткого физического и психологического давления (см. статью на стр. 02). Девятнадцатого октября в Киеве он успел обратиться в отделение управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, чтобы попросить политического убежища, – УВКБ ООН выступило с официальным заявлением по поводу его пропажи. Вчера с официальными заявлениями по поводу ситуации с Развозжаевым выступили свежеизбранный Координационный совет оппозиции, сопредседатели «РПР-Парнаса».

Дело Удальцова и так выглядит сфабрикованным – оно возбуждено на основании интерпретации сомнительного видеоролика, фигурантам вменяется получение денег от иностранных граждан в июне на организацию беспорядков в мае и т.д. История с похищением и пытками Развозжаева, если она правдива, делает дело Удальцова совсем фантасмагоричным.

Между тем она похожа на правду. У российских спецслужб есть негласные договоренности с коллегами из стран СНГ о действиях на территории друг друга – впрочем, раньше этим отличались главным образом коллеги из Узбекистана и Таджикистана, вывозившие из России своих оппозиционеров. Практика похищений людей с разными политическими или экономическими целями довольно часта на российском Кавказе. Обвиняют в них не только бандитов, но и федералов и чеченских силовиков (последние известны своими акциями и в Москве).

Что касается пыток, о которых рассказал Развозжаев, – связывание, угрозы жизни, семье и т.д., – это практически норма для следственных действий в российских отделениях полиции.

Во всяком случае, если речь не идет о лицах, происшествия с которыми могут вызвать серьезный общественный резонанс и соответствующие взыскания со стороны начальства.

Уже высказывалась версия, что историей Развозжаева власть пытается напугать Удальцова, одного из лидеров внесистемной оппозиции, и вынудить его бежать за границу (отсюда и подписка о невыезде вместо ареста). Побег Удальцова дискредитировал бы его, можно было бы использовать это как косвенное доказательство вины.

Но история Развозжаева может стать самостоятельной. Очевидно, что, несмотря на все эти ничего не доказывающие и добытые незаконным путем доказательства, процесс будет продолжен и будет публичным. Никто бы не удивился, если бы к Развозжаеву не пустили правозащитников, – легко было предположить, что Развозжаев расскажет свою версию, она будет растиражирована СМИ и поднята на щит оппозицией. Однако их пустили, значит, власти сознательно идут на публичный скандальный процесс, примерно как в деле Pussy Riot.

Возможно, кремлевские политтехнологи осваивают новую технологию связывания оппозиции противоречивыми с точки зрения имиджа протестами. Защита Pussy Riot могла работать на внутреннее развитие оппозиции, но явно мешала распространению ее взглядов в регионах. Защита Развозжаева будет связана с защитой Удальцова, который тоже довольно противоречивая фигура.

Незапланированным следствием этого дела станет расширение границ дозволенного для силовиков. Дело Pussy Riot уже приводит к законодательному ограничению свободы слова и свободы совести, к расцвету маргинальных «патриотов». Посмотрим, к чему приведет дело Удальцова.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать