Статья опубликована в № 3218 от 26.10.2012 под заголовком: Инновации: Венчурные уроки для России

Джошуа Лернер: Венчурный капитал: что дальше?

Недавно мне предложили вместе с Российской экономической школой проанализировать состояние венчурных инноваций в России и роль российских институтов развития в этой области. В последние годы Российская Федерация вложила значительные средства в ряд амбициозных проектов, таких как Российская венчурная компания, «Роснано», «Сколково». Существенные ресурсы на инновационную деятельность тратит и Внешэкономбанк (фонд «ВЭБ инновации») и правительство Москвы.

С одной стороны, российский инновационный сектор может рассчитывать на хорошие перспективы. Научно-техническая база России остается прочной: по числу кандидатов наук на душу населения страна занимает 3-е место в мире; Россия тратит достаточно много средств и на НИОКР. Даже по тем критериям, по которым Россия оценивается менее выигрышно, – таким как индекс легкости ведения бизнеса (Ease of Doing Business index) Всемирного банка – ее позиция близка к позициям других крупных развивающихся стран (из группы БРИК). По данным Европейского банка реконструкции и развития, инвестирующего в широкий спектр российских фондов венчурного капитала и фондов прямых инвестиций, показатели последних превосходят показатели их мировых аналогов.

Но пока что венчурная экономика в России отстает от конкурентов. Если сопоставимые с нею страны, такие как Бразилия, Китай и Индия, переживают взрывной рост инвестиций в фонды венчурного капитала и фонды прямых инвестиций, то темп аналогичной деятельности в России недостаточен. Сравним Россию с Китаем. Мало того, что по сравнению с российскими инвестиционными фондами китайские венчурные предприятия и «фирмы роста» привлекают в 20 раз больше капиталовложений, у них и активных инвесторов больше в 30 раз, а разница в количестве IPO еще больше.

Как можно объяснить этот парадокс? Что может сделать руководство страны, чтобы реализовать потенциал российской инновационной экономики? В рамках нашего проекта мы изучили обширный набор количественных характеристик инновационного развития, сделали подробный обзор литературы по российским инновациям, совершили более десяти поездок по России для проведения десятков глубинных интервью, а также провели сравнительную оценку наилучших практик продвижения инноваций в странах БРИК и по всему миру. В этих усилиях большую помощь нам оказали выдающиеся ученые, инвесторы и политики из стран с развивающейся и развитой экономикой, выступившие в качестве консультативного совета проекта. Предварительные выводы мы представим на форуме «Открытые инновации», который пройдет в Москве в начале ноября 2012 г., а окончательный доклад, уточненный в процессе обсуждения на сессии, опубликуем до конца 2012 г.

Учитывая, что наш проект находится в развитии, на нынешней его стадии давать какие-либо рекомендации было бы преждевременно. Однако из практики совместных проектов с политиками, стремящимися повысить венчурную активность в разных уголках мира – от Оттавы в Канаде до Веллингтона в Новой Зеландии, – мы извлекли несколько очевидных уроков, которые, как нам кажется, применимы и к российским условиям.

1. Предпринимательство существует не в вакууме. Предприниматели в значительной мере зависят от своих партнеров. Без опытных юристов, способных заключать выгодные контракты, квалифицированных специалистов по маркетингу и инженеров, готовых работать за скромную зарплату и опционы, а также без клиентов, делающих ставку на молодые фирмы, успех маловероятен. Важно не только предоставить финансирование предпринимателям и венчурным капиталистам, но и содействовать устранению административных и прочих барьеров, с которыми сталкиваются предприниматели.

2. Предоставьте рынку определять направление развития. Двумя успешными примерами здесь являются израильская программа Yozma и Seed Investment Fund в Новой Зеландии. Хотя в деталях эти программы отличались (первая из них была ориентирована на привлечение иностранных венчурных инвесторов, последняя – на подключение местных фондов на ранней стадии развития проектов), у них была и общая черта: каждая программа использовала механизмы софинансирования частными деньгами, которые помогали определить, куда следует направить ресурсы. Это минимизирует вероятность дорогостоящих ошибок, столь характерных, например, для многих усилий Европейской комиссии.

3. Инновационные программы требуют времени. Одной из распространенных слабостей программ развития предпринимательства и привлечения венчурного капитала является спешка. Создание предпринимательского сектора – не сиюминутное достижение, а продукт долгосрочной деятельности. Программам, обещающим успех в будущем, надо дать время, чтобы они проявили свои достоинства. Слишком часто от перспективных инициатив отказывались из-за «слабости» отдельных (и нередко второстепенных) критериев вроде низких промежуточных норм дохода первоначальных участников. Отсутствие терпения или установление правил, требующих от участников программ направлять все усилия на достижение краткосрочных результатов, – верный путь к неудаче.

4. Важность глобальных взаимосвязей. Сегодня предпринимательство и венчурный капитализм становятся глобальными явлениями. У этого факта есть два важных последствия. Первое: как бы ни стремились политические руководители поощрять инновационную деятельность «у себя дома», они должны осознать, что компаниям, чтобы быть успешными, необходимо транснациональное присутствие. Попытки локальными рамками ограничить фирмы при найме рабочей силы и при производстве продукции, скорее всего, обречены на провал. Второе: важно в максимальной степени привлекать зарубежных инвесторов. Местные компании могут извлечь выгоду из отношений с фондами, которые расположены в других странах, но инвестируют в России. Кроме того, успешные инвестиции привлекут еще больший приток иностранного капитала.

5. Точная оценка инициатив требует соответствующих процедур. Слишком часто, торопясь развивать предпринимательство, политики забывают о критериях оценки программ. Будущее этих инициатив должно определяться их успехом или неудачей в достижении намеченных целей, а не иными соображениями (вроде горячности, с которой сторонники настаивают на их продолжении). Наилучшие решения поможет принять скрупулезная оценка программы. Эта оценка должна учитывать не только результаты отдельных фондов и компаний, участвующих в программах, но и более широкий контекст венчурного капитализма и инновационной среды.

Автор – профессор Гарвардской школы бизнеса, содиректор Группы по изучению производительности, инноваций и предпринимательства Национального бюро экономических исследований. автор книг Boulevard of Broken Dreams и только что вышедшей The Architecture of Innovation

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать