Статья опубликована в № 3221 от 31.10.2012 под заголовком: Политэкономия: Ху из мистер Си?

Политэкономия: Ху из мистер Си?

Судьбы мира – не в пафосном, а вполне прагматическом смысле слова – решаются в начале ноября. В первый вторник после первого понедельника ноября високосного года, как и обещано в конституции США. И на XVIII съезде Коммунистической партии Китая.

Гамлетовский вопрос «Ху из мистер Путин?» уже не стоит на повестке дня. Проклятые русские вопросы, найти ответ на которые не легче, чем доказать гипотезу Пуанкаре, уступают место более прагматическим: «Кто станет президентом Соединенных Штатов?» и «Ху из мистер Си?»

В смысле – товарищ Си Цзиньпин, будущий генсек, идущий в плановом порядке на смену Ху Цзиньтао.

Разумеется, кадровая ротация, столь тщательно и рационально готовившаяся, не могла учитывать того, что произойдет в мире и Китае в 2012 г. А произошло вот что: пошатнулся китайский миф, в котором, впрочем, многое от реальности. Конвенциональное мнение: Китай обгоняет Америку и становится первой державой мира в ближайшее десятилетие. Китайская Народная Республика провоцирует восхищение и попытки разгадать загадку успеха – ее ведь тоже «аршином общим не измерить». Китайский путь остается нереализованной мечтой нескольких поколений советских и российских людей. Сам главный гуру мировой политики Генри Киссинджер в своей книге On China сравнил Китай даже не с национальным государством, а с «постоянным природным явлением».

А что как современный образ Китая – это пузырь? Такой же, как пузыри на финансовых рынках? И сейчас он возьмет – и лопнет?

Выясняется, что китайская экономика не может из года в год давать двузначные цифры роста. Оказывается, в «гармоничном обществе», к которому стремится руководство страны, пропасть между богатыми и бедными увеличивается. А полузакрытая политическая система, обеспечивавшая экономическое чудо и управленческую стабильность, на самом деле генерирует нестабильность, не справляется с коррупцией и обогащением правящей элиты. Процессы над харизматичным Бо Силаем и его женой Гу Кайлай, приговоренной к смертной казни с отсрочкой за убийство английского бизнес-партнера, призваны были продемонстрировать, что партия очищается от скверны. А оказалось, что вкупе с «новостями» о бизнес-империи семьи не кого-нибудь, а премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао эти процессы, напротив, дискредитируют весь истеблишмент. Конечно, слухи о богатстве семьи премьера распространяет пресса Америки, но ведь это не просто медиаресурс, это The New York Times, едва ли не главная газета мира.

Один из китайских партийных публицистов еще до истории с Вэнь Цзябао определил происходящее как «кризис легитимности партии». И хотя запись была стерта, она попала в эффективный «вентилятор» даже цензурируемого интернет-пространства. В том виде, в каком КПК существует сегодня, она вряд ли доживет до своего столетия (2021 г.). Значит, от Си Цзиньпина и в самой партии, и в госструктурах, и в обществе будут ждать политических реформ. Значит, его роль сопоставима чуть ли не с миссией Дэн Сяопина, причем в более сложных обстоятельствах: от Китая ждут, что он станет лидером мира. А что как он в условиях неадекватной политической среды, казавшейся конкурентным преимуществом, но ставшей тормозом, таким лидером не станет?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать