Александр Грек: За стадом стадо

Осенью за настоящими приключениями надо отправляться в дельту реки Окаванго

В густой траве антилопы приносят потомство, делая и без того расслабленную жизнь хищников совсем райской

Отправиться в путешествие осенью само по себе смелый поступок. Моря в нашем полушарии остывают, дальние курорты накрыты муссонами, снега еще нигде нет, уютная теплая Европа вдруг стала неуютно-промозглой. Самое время отправиться в Южное полушарие. В Африку. Но не в Кению и Танзанию, куда вас будут зазывать туроператоры. За настоящими приключениями вам надо в дельту реки Окаванго – рай для диких животных и натуралистов.

Еще недавно даже дорога сюда была довольно опасным путешествием, но не сейчас. Часов десять лета любой авиакомпанией до Йоханнесбурга, потом еще немного на небольшом самолетике Южно-Африканских авиалиний до Мауна – воздушных ворот долины Окаванго. Через пару лет власти Ботсваны планируют построить в Мауне взлетную полосу международного класса, и тогда летать в этот рай можно будет напрямую. Вообще в Ботсване многие географические названия знакомы нам с детства, здесь расположена пустыня Калахари, протекает река Лимпопо, но нас интересует северо-запад этой маленькой страны, где удивительная река Окаванго, берущая начало в Анголе, заканчивает свой путь не в океане, а в уникальной внутриматериковой дельте, расположенной в гигантской бессточной впадине Калахари.

Начинающийся в середине апреля сезон дождей в Анголе вызывает неспешное наводнение, которое со скоростью километр в час начинает свое шествие вниз, достигая долины Окаванго в конце мая – начале июня. Вода заливает всю дельту, она превращается в неглубокое озеро, и по нему свободно перемещаются стада антилоп, буйволов, водяных козлов и зебр. Такое разнообразие добычи привлекает несколько прайдов львов, которые, нарушая свои привычки, охотятся на буйволов прямо днем, что является подарком для фотографов и операторов со всего мира. Прайды хищников настолько большие, что одного буйвола им недостаточно, и, едва закончив трапезу, гигантские кошки сразу отправляются на охоту снова. Такие наводнения играют своеобразную природоохранную функцию, не давая селиться в этих местах людям.

Постепенно наводнение спадает, уступая своей противоположности – засухе, достигающей апогея к середине сентября, когда температура зашкаливает за сорок. По всей долине образуются тысячи маленьких мелких озер, кишащих рыбой, которую поедают сотни тысяч марабу, пеликанов и прочих птиц. К пернатым рыбакам присоединяются крокодилы и негры, ловящие рыбу на своих утлых лодках. А за людьми, в свою очередь, охотятся бегемоты, не терпящие чужаков на своей территории.

К ноябрю засуха сменяется сезоном дождей, которые идут по нескольку раз в день, но влага в песчаных почвах долины Окаванго не задерживается, мгновенно впитываясь и давая начало бешеному росту растительности. В густой и высокой траве антилопы начинают приносить потомство, делая и без того расслабленную жизнь хищников совсем райской. В конце ноября на свет появляются симпатичные детеныши у леопардов – многие считают, что ничего более умилительного в мире нет. И стремятся попасть сюда именно к этому времени.

Практически вся долина застроена комфортабельными туристическими лагерями, специализирующимися на фотосафари. Лучший – в получасе полета на маленькой «Сессне» от Мауна, лагерь Момбо, напоминающий причудливую смесь из голливудских фильмов и передач National Geographic, по территории которого пролегает ежедневный путь прекрасной леопардихи, не обращающей на туристов с фотокамерами никакого внимания. Один день в этом лагере вам обойдется примерно в 2,5 тысячи долларов. Бюджетных лагерей в долине нет по определению – самое дешевое предложение превышает тысячу долларов за день. Но все равно кажется, что туристов могло бы быть и поменьше.

Автор – главный редактор «National Geographic Россия»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать