Кирилл Харатьян: Крепостные в белом

Отныне любой российский врач может работать только по той специальности, по которой у него закончена интернатура

Отныне любой российский врач может работать только по той специальности, по которой у него закончена интернатура

Доктор медицинских наук, профессор-пульмонолог С. в возрасте 60 с небольшим лет пошел учиться. И не куда-нибудь, а в медицинский институт. В интернатуру, на специальность «врач-пульмонолог». Чтобы узнать наконец, как лечат легочных больных.

Не то чтобы он испытывает недостаток пульмонологических знаний. Производит впечатление вполне современного профессора, много читает по пульмонологической своей части на иностранном языке и даже бывает за границей, где некоторые иностранные коллеги ошибочно, а может, и с тайным коварством, с далеко идущими антироссийскими целями, называют его врачом-пульмонологом и считаются с его мнением.

А по-нашему, по-российски – он самозванец и шарлатан. Не подумайте чего – профессор он легальный, и доктор наук тоже честный, и диссертацию защитил по пульмонологической части – но давно уже. Ошибка его в том, что когда-то, сорок лет назад, он оканчивал институт по специальности «терапевт», а потом, в процессе лечебной деятельности, стал специализироваться на пульмонологии и даже работал заведующим пульмонологическим отделением. Безответственно глядел в рентгеновские снимки, назначал лекарства и проводил реанимационные мероприятия. И у него, между прочим, умирали больные – теперь-то понятно почему.

Но от зоркого надзорного глаза не спрячешься, глубокоуважаемый С.! Отныне любой российский врач может работать только по той специальности, по какой у него закончена интернатура.

Должно быть, проницательному читателю понятно, как именно учится в интернатуре 60-летний профессор-пульмонолог. Но пока учебный год не кончится, работать пульмонологом ему – ни-ни.

Ну хорошо, профессор С. – личность известная, и все воспринимают его обучение как анекдот. Но в России миллионы врачей, и многие работают не по той лечебной специальности, по какой оканчивали институт.

Удивительная коллизия. Облегчается положение только тем, что если врач уже работает, скажем, пульмонологом, хотя и не прошел никогда интернатуры, то и пусть себе продолжает работать. А вот если он вдруг решит уволиться, то пульмонологом его больше не возьмут – пока он не получит специальной подготовки в медицинском институте. Его, возможно, не возьмут и по той специальности, которая у него в интернатуре была – потому что надо проходить переподготовку раз в пять лет.

Эдакое крепостное право.

Дальше такой вопрос: ладно, пойдет такой врач учиться, а что он будет есть-то во время обучения? А вдруг у него по недосмотру семья? Что, менять врачебную специальность на какую-нибудь неврачебную? (Кстати, осмысленно: российские врачи, как правило, не получают больших денег; и не будем о благодарности пациентов, это отнюдь не везде встречается.)

Когда российский врач приезжает в какую-нибудь неведомую страну, ему бывает нужно подтвердить свою квалификацию – сдать экзамен. Многие, даже большинство, сдают. Бывший коллега профессора С., например, сейчас возглавляет специализированную клинику в штате Нью-Йорк, так и не окончив интернатуры по пульмонологии.

В России так не выйдет.

Особенно печально, что эти новации касаются главным образом опытных врачей, тех, на ком, по-моему, держится еще российское здравоохранение. А может, цель этой как бы реформы и состоит в том, чтобы расчистить врачебное поле?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать