Мнения
Бесплатный
Константин Сонин
Статья опубликована в № 3233 от 19.11.2012 под заголовком: Правила игры: Приватизация национализации

Константин Сонин: Приватизация национализации

Наше правительство парадоксально устроено. С одной стороны, у нас в стране фактически нет парламента. (Половина скандальных законопроектов последнего времени связана, мне кажется, не с какой-то злой волей, а с тем, что после ухода из президентской администрации Владислава Суркова депутатский корпус остался «без присмотра». Но это так, к слову.) С другой – у нас, по существу, коалиционное правительство: среди тех, кто непосредственно влияет на проводимую политику, есть представители самых разных взглядов.

И ладно бы взглядов! Бывает, что люди с разными точками зрения проводят одну и ту же линию, – Хиллари Клинтон была оппонентом Барака Обамы, но, став членом его кабинета министров, стала последовательным проводником линии президента. У нас всё не так. Как в самом настоящем коалиционном правительстве, каждый проводит свою линию. Премьер-министр и министры говорят о необходимости приватизации, а влиятельный советник президента, председатель совета директоров одной из крупнейших госкомпаний, рассказывает о планах покупки акций приватизируемых компаний, т.е. выступает за национализацию. Точка зрения советника побеждает, объявляется о масштабной национализации – государственной становится одна из крупнейших частных нефтекомпаний в мире. Но это не конец – министры говорят о том, что в следующем году будет приватизирована сама госкомпания. Если речь идет о настоящей приватизации – передаче в руки частных лиц как минимум контрольного пакета, – это курс прямо противоположный тому, который осуществляется сейчас.

Мне как экономисту проект национализации ТНК-BP через выкуп ее акций «Роснефтью» представляется порочным. Такого масштаба операцию практически невозможно провести без потерь, связанных с коррупцией. Создаваемая компания будет слишком большой – акционерам (гражданам страны) будет слишком сложно следить за правильными стимулами менеджеров, с нее будет очень трудно собирать налоги. (В крупном бизнесе способность компании уходить от уплаты налогов и, в случае госкомпании, дивидендов в бюджет примерно пропорциональна ее размеру.) Наконец, у объединенной компании увеличится «рыночная сила» – способность влиять на цены, но цена на нефть, идущую на экспорт, определяется на мировом рынке.

С другой стороны, мне как гражданину кажется вполне нормальным, что президент страны выбирает экономический курс, который я как экономист не одобряю. Во-первых, экономистов много и ни у кого нет монополии на правильную точку зрения – может быть, аргументы других оказались убедительнее. Во-вторых, работа президента, в конце концов, не выполнять указания экономистов, а делать то, что ему поручило делать большинство граждан. Большинство предпочитает национализацию – что ж, так тому и быть. (Особенно если большинство имело возможность выслушать экономистов.)

Однако делать и то и другое, национализацию и приватизацию, в одной и той же отрасли (и даже с одной и той же компанией) – это точно неправильно. Это не нравится ни экономисту, ни гражданину.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать