Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 3239 от 27.11.2012 под заголовком: Письмо

Юрий Саакян: Конкуренция – последнее прибежище теоретика

Конкуренция – последнее прибежище теоретика

На статью «Отсутствие конкуренции стоит 2,5% ВВП» («Ведомости» №215 от 13.11.2012, стр. 04)

Современная экономическая теория сообщает нам, что конкуренция – живительная сила экономики. Однако, как говорил известный персонаж, «теория, мой друг, суха, но зеленеет жизни древо».

Антипод конкуренции – монополия, за исключением, конечно, случая естественной монополии, когда она является ее логичным продолжением в смысле общности целей – максимизации экономической эффективности, но не за счет конкуренции, а за счет эффекта масштаба. Тем не менее предположим, что в России проведена демонополизация в одном из естественно-монопольных секторов экономики, например в газовой отрасли. По какой схеме? Да так же, как и в родственной нефтяной отрасли: много независимых газодобывающих компаний и монополист в сфере транспортировки. Во-первых, приведет ли это к конкуренции? И, во-вторых, даст ли положительный эффект для экономики?

Привела либерализация нефтяной отрасли к конкуренции? ФАС так не считает и регулярно пытается оштрафовать нефтяные компании за злоупотребление доминирующим положением. Но сама по себе конкуренция не является самоцелью, целью являются низкие цены и высокое качество услуги. Возможны ли более низкие цены на газ для потребителей на внутреннем рынке при демонополизации газовой отрасли? Появление множества частных независимых газовых компаний приведет к тому, что удерживать на внутреннем рынке регулируемые цены уже не получится, а добровольно частные компании устанавливать цены, исходя из издержек, никогда не станут. Напротив, они будут ориентироваться на цены в Европе, как это делают и нефтяные компании. А значит, стоимость газа в России будет такой же, как в Европе, за вычетом транспортной составляющей (net back). Средняя оптовая цена в России за 2011 г. при наличии монополиста – «Газпрома» – менее $100. Средняя цена для Европы – около $320. Net back в таком случае составляет около $200 за 1000 куб. м. Даже трудно представить себе потери российской экономики от одномоментного повышения внутренних цен на газ в два раза.

Тем не менее все вышеуказанное – теория, а она, как уже было сказано, суха. Как там поживает древо жизни? В железнодорожной отрасли мы наблюдаем последствия либерализации уже сейчас: государство может ограничивать рост аппетитов ОАО «РЖД» сколько угодно, вплоть до вменения этой компании в обязанность возить грузы бесплатно. Кто-то скажет, будучи в здравом уме, что это приведет к снижению цен для конечных потребителей? Все, что не съест у потребителя регулируемый сектор, съест целиком частный нерегулируемый – это аксиома, пора уже привыкнуть к этому и не ждать чудес от «невидимой руки рынка». На этапе, когда частные операторы уже были созданы, но инвентарный парк у РЖД еще оставался, сравнить тарифы по прейскуранту 10-01 и цены «конкурентного» сектора не составляло проблем, и результат оказывался не в пользу «эффективных частных компаний конкурентного сектора».

Когда кто-то рассуждает о том, что ограничение конкуренции приводит к потерям в экономике, надо сказать и о том, к каким потерям приводит ее насаждение там, где она технологически необоснованна. Кто посчитал, во сколько обошелся экономике рост цен для конечных потребителей благодаря либерализации на железнодорожном транспорте и в электроэнергетике? Вспомним, какие баталии мы наблюдали в бытность существования РАО «ЕЭС России» и ОАО «РЖД» в качестве единственных игроков на рынке. «Дайте нам 7% прироста в следующем году», – кричали одни. «Не можем, держите ваши 6,5%», – отвечали им в правительстве, а эксперты горячо спорили: 0,5 п.п. разницы – это много или мало и как это повлияет на потребителей. С какой теплотой потребители вспоминают о тех временах, до либерализации! Сколько денег было выкачано из карманов простых граждан и промышленности вполне себе конкурирующими между собой участниками рынка? В разы больше, чем это было в дореформенную эру. Может быть, мы получили взамен рост качества и в розетках, например, появилась особенная электроэнергия, «теперь с банановым вкусом»? Нет, мы получили пробки из избыточных с точки зрения железнодорожной инфраструктуры частных вагонов и позорное предпоследнее место в рейтинге Doing Business по срокам и стоимости подключения к электрическим сетям.

Конкуренция – не цель, а механизм, причем не универсальный. Ее слепое насаждение без понимания технологических основ работы тех секторов, где ее пытаются построить, будет приводить в лучшем случае к тому, что мы имеем в тех отраслях, где она уже искусственно насаждена, а скорее всего – к еще более печальным последствиям, так как советский задел системной надежности в естественно-монопольных секторах мы уже проели.

Юрий Саакян, генеральный директор Института проблем естественных монополий

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать