Статья опубликована в № 3244 от 04.12.2012 под заголовком: Конъюнктура: Премьер без институтов

Константин Симонов: Премьер без институтов

Активизация Дмитрия Медведева стала значимым событием осеннего политического сезона. Конечно, мы понимаем, что она может быть связана не столько со стратегическими планами, сколько с конъюнктурными проблемами. По мере приближения к приватизации клановая борьба возрастает. Это заставляет премьера атаковать.

Однако и в желании Медведева еще раз оказаться в президентском кресле тоже сомневаться особо не приходится. А если это так, то ему нужно серьезно задуматься, как это сделать. Все прекрасно понимают, что результат Медведева в 2008 г. был проекцией рейтинга Владимира Путина. Однако весьма спорно, что сценарий передачи путинской легитимности аппаратно выбранному преемнику удастся разыграть второй раз так же эффективно. Трудно сказать, в каком состоянии власть вообще подойдет к следующему циклу – впереди слишком большой срок.

Медведев должен понимать, что личностно ситуация для него не слишком выигрышна. Условная «Россия с айпадами» Медведева за своего не принимает. А «Россия без айпадов» его даже не понимает, что еще хуже.

Оставшийся вариант – делать ставку на институты. Путин передал Дмитрию Медведеву «Единую Россию», и это для кандидата в президенты неплохая площадка, если он думает о возвращении в главное кресло уже в самом начале избирательного цикла. Но Медведев от партии как раз старается дистанцироваться. Он всячески подчеркивает, что правительство и партия – разные вещи. Журналисты спрашивают премьера: может ли в его кабинете министров социал-демократ работать министром финансов? А он отвечает, что у нас не партийное правительство и не парламентская республика. И что министром финансов мог бы быть кто угодно, будь правительство коалиционным. Ирония этой фразы заключается в том, что действующий министр финансов вообще-то член партии «Единая Россия».

Как-то упускается из виду, что «Единая Россия» имеет не только большинство в парламенте (неважно, как мы относимся к этому факту), но и широкое представительство в кабинете Медведева. Оно с мая составляет семь человек (выпал Олег Говорун – зато появился Сергей Шойгу). Но показательно, что на официальных сайтах кабмина и министерств только министр культуры не скрывает своей партийной принадлежности. Причину понять несложно – он попал в министры из кресла депутата Госдумы как раз от «Единой России». Но этот случай единичен. Вот и премьер упорно отказывает своему кабинету в партийности. А его ближайшие соратники внутри правительства в партию своего лидера не вступают.

Какие выводы из этого можно сделать? Элита не верит в публичные институты, предпочитая аппаратные подковерные разборки. Единственным реальным институтом остается Путин, но вопрос – насколько ему хватит сил, если смотреть не на два года, а хотя бы на два цикла вперед. Так что вопрос стабильности системы в среднесрочной перспективе остается открытым.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать