Статья опубликована в № 3246 от 06.12.2012 под заголовком: Extra Jus: Проблемы судейского самоуправления

Вадим Волков: Навстречу съезду судей

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Менее чем через две недели начнет работу Всероссийский съезд судей, который по закону является высшим органом судейского сообщества.

Судебную власть в России отправляют более 30000 судей, разделенных на несколько судебных подсистем. Они одновременно являются и профессиональным сообществом, и совокупностью организаций, выстроенных по принципу иерархического подчинения. Это две принципиально разные реальности, две функции. С помощью органов судейского сообщества реализуется (или должно реализовываться) самоуправление, от которого зависит автономия и независимость судей и судебной власти в целом. С помощью иерархической организации, воплощением которой является институт председателей судов, должна обеспечиваться работоспособность системы. Соотношение горизонтальных механизмов самоуправления и административной вертикали может многое сказать о современном состоянии судебной системы.

За весь постсоветский период было выбрано шесть составов Совета судей РФ. Если в первом составе 1991 г. было 24 рядовых судьи общей юрисдикции против 59 председателей судов и судей Верховного суда РФ, то в 2000 г. это соотношение стало 16 к 70, а в последнем, шестом составе 2008 г., – 11 к 93. Рядовых судей арбитражных судов в составе Совета судей РФ 1993 г. было восемь, а председателей этих судов – семь. В действующем составе Совета судей рядовых арбитражных судей нет совсем.

Доля председателей судов субъектов Федерации и их заместителей (общая юрисдикция) составляет 1,1% от соответствующего судейского корпуса, но их представительство в Совете судей сейчас составляет 77%. Этот простой подсчет говорит нам о том, что органы судейского сообщества стали, по сути, дополнением к институту председателей, а Совет судей РФ фактически стал советом председателей судов субъектов Федерации.

Председатели судов, напомним, сильно отличаются от большинства судей. Среди них гораздо более высокая доля судей, вступивших в должность в советское время, больше мужчин, выходцев из прокуратуры, а их возраст, соответственно, значительно выше среднего по профессии. Возможно, для роли председателей, где требуются административные навыки и опыт, это нормально, хотя действительная роль председателей в российской судебной системе выходит далеко за рамки тех полномочий, которые прописаны в законе «О статусе судей». Но их доминирование в органах судейского самоуправления, которые должны адекватно представлять все профессиональное сообщество, а не только его административную вертикаль, трудно поддается обоснованию. Это как если бы 95% совета трудового коллектива большого предприятия составляло его руководство.

Можно возразить, что в советы судей должны выбираться наиболее активные и авторитетные судьи, а это и есть председатели. А большинство рядовых судей настолько загружены, что не могут и не хотят заниматься самоуправлением. В этом может быть доля правды, но примерно такая же, как в рассуждениях о том, что доминирование государства объясняется слабостью гражданского общества, а не наоборот. На деле это всегда взаимно обусловленная динамика, где навыки горизонтального самоуправления развиваются тогда, когда сфера самоуправления четко отделена от вертикального администрирования.

Чтобы выполнять свои прямые функции, сообщество судей должно быть устойчиво к внешним вмешательствам и способно самостоятельно поддерживать профессиональные стандарты. Сегодня оно во многом автономно от общества, но при этом ему свойственны те же проблемы, что и российскому обществу в целом. Возможно, – и это по понятным причинам рассуждение в жанре «советов постороннего» – ключ к дальнейшему совершенствованию судебной системы лежит в последовательном разделении функций самоуправления и администрирования.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more