Статья опубликована в № 3277 от 01.02.2013 под заголовком: От редакции: Степень дискредитации

От редакции: Что будет с системой аттестации ученых

Б. Кавашкин / ИТАР-ТАСС

Систему репутаций – основу научного сообщества – невозможно создать административными решениями. Но в нынешней российской ситуации, при практически полностью разрушенной системе репутаций, надо хотя бы начать с расследования заменивших ее преступных схем и оценки ущерба.

Комиссия Министерства образования и науки во главе с замминистра Игорем Федюкиным обнародовала итоги проверки деятельности диссертационного совета по отечественной истории Московского педагогического государственного университета (МПГУ). Выяснилось, что 24 из 25 изученных работ не имеют научной ценности. В них обнаружен плагиат (диссертация директора Специализированного учебно-научного центра МГУ Андрея Андриянова заимствована на 53,9%). Обнаружены не замеченные советом грубейшие нарушения процедуры защиты: ссылки на несуществующие статьи в научных изданиях, фальсификация отзывов и факта обучения в аспирантуре и, следовательно, сдачи кандидатских экзаменов. Кроме того, узкая группа преподавателей участвовала в защите многих диссертаций, лишь меняясь ролями научного руководителя, оппонента, консультанта и автора внешнего отзыва.

Доклад комиссии рассказывает лишь о маленьком сегменте теневого рынка фальсификации ученых степеней и научных званий. Торговля фальшивыми дипломами кандидатов и докторов наук обесценивает звания и научные достижения тех, кто честно получил свою степень. Она дискредитирует отечественные образование и науку, способна ускорить их деградацию.

Плагиат в диссертациях – отражение негативных тенденций в отечественной высшей школе: на слуху также торговля дипломами, коррупция при сдаче зачетов и экзаменов и др.

Размножение вузов и их филиалов увеличило число преподавателей с 265000 в 2000 г. до 320000 в 2011. Количество докторов наук среди них за те же годы выросло с 28000 до 41000, кандидатов – сократилось со 125000 до 116000. Докторская надбавка к зарплате (7000 руб. с 2003 г.) – существенные деньги в провинции.

Наукой круг претендентов не ограничивался. Ученая степень, не бывшая обязательным условием получения должности высокопоставленных чиновников, стала для многих символом преуспевания. Они доказывали, что ничем не хуже «завлабов» и «мэнээсов», ставших министрами и депутатами в «лихих 90-х». Мода распространилась вниз. Отсутствие механизма проверки и привлечения к ответственности за плагиат привело к тому, что рынок «литературных негров» и лжедиссертаций рос.

Доклад Минобрнауки лишь первый шаг в борьбе. Чтобы нанести фальсификаторам серьезный удар, необходим комплекс мер. Комиссия при министерстве предлагает запретить совмещать работу в диссертационных советах и Высшей аттестационной комиссии (ВАК), как это было в МПГУ, продлить срок проверки работ с трех лет до 10 (сейчас по прошествии трех лет опротестовать присуждение степени невозможно), публиковать списки уличенных в интеллектуальном воровстве.

Эксперты говорят о совершенствовании поисковых систем, обязательных трех-четырех отзывах от независимых специалистов. Но технических мер недостаточно. Необходимо, чтобы профессиональное сообщество выработало нетерпимое отношение к похитителям чужих мыслей. Отдельно следует рассмотреть вопрос о деятельности ВАК, сквозь пальцы пропускавшей сообщения о фальшивых работах.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать