Статья опубликована в № 3282 от 08.02.2013 под заголовком: Вещь недели: Боржоми

Кирилл Харатьян: Отмена запрета на «Боржоми» вызывает определенные опасения

Когда Россия с отвращением отказалась от знаменитой грузинской воды, ни у одного из известных мне врачей-гастроэнтерологов, ни у просто знакомых не возникло сомнений в качестве боржоми, все-таки практика ее употребления была уж очень большая. Уже после запрета этой якобы ядовитой воды врачи продолжали – автоматически – говорить пациентам «попейте боржомчику», и пациентам приходилось отдельно спрашивать, чем боржомчик-то можно заменить, раз его теперь не купишь.

В общем, с одной стороны, ущерб понесла, конечно, грузинская экономика, разом лишившаяся важнейшего рынка сбыта, а с другой – российские граждане, внезапно оставшиеся без привычной и проверенной минеральной воды. И та и другая удрученная сторона как-то наладилась, зажили порознь; грузины нашли новые рынки сбыта и чуть не половину утраченного российского рынка компенсировали; россияне перешли на «Славяновскую» и какие-то еще прежде мало известные минеральные воды – и разве что в некоторых московских заведениях общепита и на рынках боржоми продолжала продаваться (дороже любой другой заграничной воды), а еще ее привозили в качестве сувенира; и не только из Грузии, но и с Украины, например. Потом пили с придыханием и даже эдакой фрондой. Вкусная вода, если кто прежде не пробовал, никак не хуже «Славяновской».

Да, а политический резон в запрете боржоми, по-моему, был очевиден: мало того, что это грузинского производства водичка, из той самой Грузии, которая публично не признает старшинства России на просторах бывшей геополитической катастрофы, так еще и владелец производства – из числа основных бенефициаров лихих 1990-х.

Теперь в Грузии другой бенефициар российских лихих 1990-х у власти, а производство мятежной минеральной воды перешло в надежные руки третьих бенефициаров лихих 1990-х; и это все какие надо, свои бенефициары, они, надо полагать, оказали эдакое фильтрующее действие на технологический процесс – и скоро можно будет пить боржоми без фронды и придыхания. Наверное, налаживание поставок грузинской минеральной воды на российский рынок не будет затруднительным и ситуация быстро вернется к дозапретной. Даже больше того скажу: это будет очень своевременно, возвращение боржоми прекрасно укладывается в нынешний тренд ностальгии по всему советскому.

Но возникает одно неприятное соображение. Если политически обусловленным может быть запрет какого-то продукта, то не менее политически обусловленным может быть и незапрет. То есть, возможно, какие-нибудь хорошие, полезные в политическом отношении наши бенефициары производят что-то неполезное – даже страшно предположить, что это может быть, – и оно спокойно ввозится в Россию и здесь употребляется.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать