Константин Сонин: Угрожают ли России зарубежные центробанки


В январе Сергей Глазьев, советник президента Путина по экономике, сказал, что другие страны (предположительно, Америка) могут напечатать денег для того, чтобы скупить российские активы по дешевке. Президент поручил разобраться – доклад будет подготовлен в марте. Но кое-что можно обсудить уже сейчас.

Чтобы понять, что слова Глазьева понять нелегко, нужно знать: то, что можно напечатать, и то, на что можно что-то купить, – не совсем одно и то же. Кажется, и то и другое – деньги, но деньги – сложная вещь. Представьте, что вас спросили: «Сколько у вас денег?» Один возможный ответ – пересчитать, сколько денег в кошельке, другой – прибавить к ним то, что есть на банковских счетах. И то и другое – деньги, и первое число (деньги в кошельке) значительно меньше. Какой из ответов нужен – зависит от контекста. Продавец в цветочном киоске, думая, какой букет предложить, спрашивает про деньги в кошельке. Если вопрос задает продавец автомобилей или риэлтор, то, конечно, не про кошелек. Так же и с деньгами в экономике в целом – можно посчитать бумажные деньги, а можно прибавить к ним, например, вклады на банковских счетах и другие сбережения. Второе число гораздо больше, и именно количество этих денег определяет цены на активы (потому что активы – это, грубо говоря, квартира, а не букет цветов).

Сложность в том, что бумажные деньги (то, что в кошельках) Центральный банк напечатать может, а те, которых много и которые влияют на цены (то, что на банковском счете), нет. Сколько этих «больших» денег, зависит от множества индивидуальных решений – от того, как тратят деньги люди, насколько решительно выдают кредиты банки, как охотно реинвестируют прибыль фирмы. Во время кризиса возникла опасность, что количество этих денег резко упадет: американцы начали больше сберегать, банки – осторожничать, а фирмы – накапливать гигантские запасы наличных. Федеральная резервная система, американский центробанк, активно печатала доллары в последние три года, а количество денег в экономике продолжало увеличиваться примерно тем же темпом, что и в предыдущие десятилетия. (Понятно, что если растет объем произведенной продукции, то количество денег в экономике должно все время увеличиваться, так что темпы прироста денежной массы не могут быть ниже долгосрочных темпов роста ВВП.)

А вот печатать еще быстрее – так, чтобы денег, на которые можно покупать, стало по-настоящему больше, – не получается, потому что все печатание имеет смысл только тогда, когда не приводит к росту цен. Можно сказать, что и темпы прироста «больших» денег центробанк не контролирует – он пытается сделать все возможное, чтобы этот темп был как можно выше, но не приводил к инфляции.

Еще труднее понять, что имел в виду Глазьев, когда говорил, что российские активы стоят дешево. Каждая вещь стоит ровно столько, сколько за нее готовы заплатить. Но это уже другой разговор, более сложный.