Статья опубликована в № 3286 от 14.02.2013 под заголовком: Аттестат зрелости: Откуда взять ученых

Андрей Панов: Что делать с псевдоучеными

Несмотря на то что Московский государственный университет не сомневался в компетенции директора СУНЦ имени Колмогорова Андрея Андриянова, тот все-таки решил покинуть занимаемый пост. На мой взгляд, неплохой результат работы Министерства образования, комиссия которого признала диссертацию Андриянова полностью липовой. Пусть на это потребовалось и больше времени, чем нужно, но факты, очевидные всем, наконец получили официальное признание.

Судя по заявлениям, министерство, в ходе работы комиссии выявившее еще несколько десятков очевидных подделок, решило всерьез заняться проблемой бумажных степеней. Замминистра Игорь Федюкин рассказал, что чиновники будут рекомендовать вузам и научным организациям в ближайшие полгода проверить диссертации, которые были подготовлены и защищены в них, и доложить о принятых мерах. В ответ руководители вузов пообещали провести такую проверку. Некоторые из их реляций меня озадачили. Так, ректор Воронежского государственного университета (ВГУ) Дмитрий Ендовицкий пообещал провести через систему антиплагиата все работы за последние три года, прошедшие через 25 диссертационных советов университета.

Я, например, удивлен, что в ВГУ есть 25 советов. Я понимаю, что есть много разных специальностей, а в России много докторов наук (более 25000 ученых) и в три раза больше кандидатов по каждой из этих специальностей. Ситуация, когда счет диссертационных советов идет даже не на сотни и контроль за ними утерян, не могла не привести к полной деградации веса научных степеней.

Однако проблема веса ученых степеней гораздо глубже, чем обычный плагиат. Я не верю в способность государства полностью очистить систему от банального списывания, но полагаю, что относительный порядок в этом вопросе навести можно. В конце концов, как и предлагает ректор ВГУ, можно прогонять все диссертации через программы, выявляющие плагиат.

Реальная проблема российских диссертаций – это их низкая научная ценность. И тут никакое государство не сможет предложить быстрое решение. Контролировать качество научных работ могут только настоящие ученые, число которых в стране, к сожалению, снижается. Многие из них работают за рубежом, а те, кто работает в России, окружены псевдоучеными, которые печатают статьи в псевдонаучных журналах, защищают псевдодокторские диссертации и становятся псевдоакадемиками. Эти люди мало похожи на Андриянова, тот в конечном счете не строил из себя бойца передового края науки.

Если Министерство образования хочет отделить настоящих российских ученых от тех, кто всю жизнь провел в университетах и академических институтах, ему придется провести гораздо более жесткую реформу, чем уже заявленные меры. Признать большую часть российских профессоров не соответствующими требованиям, сместить руководство большинства университетов и факультетов, опираться только на элитные университеты, оставить считанное число диссертационных советов, включая в них только публикующихся на Западе исследователей, пригласить ученых из-за границы и платить им зарплаты мирового уровня. Но это будет война с системой. Готово ли министерство к войне?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать