Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 3287 от 15.02.2013 под заголовком: От редакции: Метафоры безопасности

От редакции: Президент дает ФСБ наказы, слабо связанные с законами

М.Стулов / Ведомости

Президент просит Федеральную службу безопасности (ФСБ) защищать понятия, не имеющие правового статуса.

На ежегодном расширенном заседании коллегии ФСБ Владимир Путин дал коллегам и товарищам (именно эти два обращения он использовал в своей короткой речи) президентские наказы. Главными наказами были такие: пресекать пропаганду экстремизма в интернете, жестко контролировать НКО, защитить интеграционные процессы на постсоветском пространстве.

Речь Путина была выстроена просто, как в армии. Главная конструкция такая – «у граждан есть право, но...»: «Конституционное право граждан на свободу слова незыблемо и неприкосновенно. Однако при этом ни у кого нет права сеять ненависть, раскачивать общество и страну и тем самым ставить под угрозу жизни, благополучие, спокойствие миллионов наших граждан» или «У нас формируется сильное, дееспособное, зрелое гражданское общество <...> Вместе с тем, хочу подчеркнуть, ни у кого нет монополии на право говорить от имени всего российского общества, тем более у структур, управляемых и финансируемых из-за рубежа, а значит, неизбежно обслуживающих чужие интересы». Для Путина очевидна прямая связь экстремистских и террористических группировок, поэтому с экстремизмом надо бороться максимально решительно.

«Право раскачивать страну» или «право говорить от имени всего общества» не содержатся ни в одном кодексе, и если пользоваться либеральным принципом «что не запрещено, то разрешено», то эти права ничем не отличаются от права стоять на одной ноге по понедельникам. Впрочем, право стоять на одной ноге хотя бы конкретно, а право раскачивать страну – чрезвычайно расплывчато и вообще метафора.

И хотя Путин делал оговорки о необходимости «безупречной правовой, юридической чистоты», коллеги могли – просто исходя из профессиональных навыков – понять это как операцию прикрытия.

Статьи УК об экстремизме трактуются сейчас максимально широко, регулирование интернета ужесточается все новыми законами, и благословение со стороны президента наверняка увеличит количество заведенных ФСБ дел в этой сфере.

Закон об НКО – иностранных агентах Минюст пока не применяет как безграмотный; судя по словам Путина, теперь применением займется ФСБ. Не поздоровится и тем НКО, у которых нет зарубежного финансирования, и средствам массовой информации – наверняка выяснится, что они раскачивают страну и говорят от имени общества.

Что касается защиты интеграционных процессов, то, вероятно, речь идет о каких-то операциях на территории соседей или о совместных операциях со спецслужбами СНГ. Надо отметить, что в последние годы сложилась практика «сотрудничества», когда спецслужбы стран-соседей могут проводить операции на территории России против находящихся в бегах своих неугодных граждан. Вероятно, и у ФСБ есть успехи на этом направлении, если вспомнить дело Развозжаева.

В прошлом году Дума приняла закон, расширяющий понятие государственной измены и компетенцию ФСБ. Но на самом деле значительная часть деятельности службы (в частности, ее финансирование) засекречена. Скажем, по словам Путина, с января примерно на 40% повышено довольствие личного состава службы – но абсолютных цифр мы не знаем. ФСБ, если следовать путинскому метафорическому стилю, находится в серой зоне. Неудивительно, что и наказы она получает имеющие слабую связь с писаными законами.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать