Статья опубликована в № 3289 от 19.02.2013 под заголовком: Наше «мы»: Тефлон и телефон

Алексей Левинсон: Теперь за всё в ответе Путин

В начале нынешнего года рейтинг Путина опустился до 62%, а доля россиян, обладающих мобильным телефоном, поднялась до 91%. Это показатель важной перемены: сотовых телефонов стало столько же, сколько телевизоров. Значит, все население России теперь охватывают сети общения по горизонтали, а не только сети управления, идущие от единой вершины вертикали. Интернет и еще больше – сотовая телефония побеждают телевидение не в качестве СМИ (средств массовой информации), а в качестве СМК (средств массой коммуникации), т. е. в качестве иных средств, и главное – иных принципов построения общества. Таковое теперь может существовать само по себе, а не потому, что есть единый для всех центр и символ в лице президента. С появлением единства, устроенного иначе, по принципу самоподдерживающихся сетей, острота потребности в этом символе снижается, что и выразилось в снижении его рейтинга.

Столичные акции протеста, прежде всего их странные на первый взгляд формы вроде общего катания по Садовому кольцу и коллективного сидения на бульваре, показали (пока в игровой форме) появление и жизнеспособность нового типа социальности: без единого центра, без харизматического лидера. Опыт протестных движений все более интересует народ: их теперь поддерживает 41%, не поддерживают – 37%.

В ходе акций звучала критика не только персоны президента, но самого формата его президентства. Характер требований к нему меняется и во всем российском социуме. «Левада-центр» из года в год задавал два вопроса: кому принадлежит заслуга за успехи страны и на ком лежит ответственность за проблемы в стране. Одинаковый набор возможных ответов включал шесть высших инстанций управления. Из года в год население России приписывало основные заслуги Путину и никогда не возлагало на него основную ответственность за проблемы. Повторим, этот лидер был нужен обществу не для решения экономических или политических вопросов, а для исполнения роли символического объединителя этого общества. В 2012 г. впервые 51% россиян возложил «ответственность за проблемы в стране» на Путина. Это подтверждено и ответами на специальный вопрос: «Несет ли Путин ответственность за проблемы, стоявшие перед страной во время его правления?» Ответ «да, в полной мере» дали 50%, «да, в некоторой мере» – еще 28%. Казалось бы, переходим к нормальной системе, когда глава государства отвечает перед избирателями за исполнение своих должностных обязанностей. Но чем это обернется при созданной за эти годы сверхцентрализации власти в руках первого лица при полной безответственности перед обществом всех остальных властных фигур? А тем, что теперь для граждан, пострадавших от действий или бездействия начальства любого уровня, президент будет не только главной надеждой, но и главным ответственным. Известно, что массовый протест против их произвола местные власти и хозяева прекрасно умеют переадресовывать на самый верх вертикали.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать