Мнения
Бесплатный
Михаил Барабанов
Статья опубликована в № 3294 от 26.02.2013 под заголовком: Программа вооружений: Кривая военных расходов

Михаил Барабанов: Контрактная армия важнее контрактов на закупку техники

Даже крупные корабли отечественного флота чаще использовались для прибрежных операций. На фото: линкор «Парижская коммуна» ведет огонь по противнику под Севастополем. 1941г.
РИА Новости

Принятие в России амбициозной Государственной программы вооружений на 2011–2020 гг. (ГПВ-2020) стоимостью более 19 трлн руб. обозначило кардинальный сдвиг в отношении государства к вопросам модернизации Вооруженных сил России и ОПК. Вместе с тем практическая реализуемость и эффективность программ редко подвергается обсуждению в открытых источниках. ГПВ-2020 ориентирована на быстрый рост закупочных и оборонных расходов в целом, явно опережающий темпы экономического роста России и реальные темпы роста российского бюджета. В программу заложены явно чрезмерно оптимистичные ценовые параметры закупаемой по гособоронзаказу продукции. И, наконец, программа основана на чрезмерно оптимистичных сроках запуска в серийное производство новых образцов вооружения.

Реализация ГПВ-2020 предполагает, при заявляемом стремлении не превышать долю оборонных расходов в ВВП страны более чем в 3,5–4%, совершенно нереальные темпы роста ВВП России на период 2011–2020 гг. По весьма оптимистичным прогнозам Минфина по проекту бюджета на 2013–2015 гг. предполагается, что ВВП России в 2015 г. составит 82,9 трлн руб. при сумме расходов федерального бюджета в 15,7 трлн руб. Для достижения уровня расходов на национальную оборону в 2020 г. в 6 трлн руб. при их доле в ВВП страны в 4% общий объем этого ВВП должен составить в 2020 г. примерно 150 трлн руб., т. е. удвоиться по отношению к ВВП 2014 г. Нет нужды говорить об утопичности такой перспективы.

Планы создания новых комплексов вооружений при этом необоснованно оптимистичны. Так, новый главнокомандующий ВВС России генерал-майор Виктор Бондарев заявил, что в 2013 г. в ВВС для войсковых испытаний должны поступить уже 14 истребителей пятого поколения Т-50, а серийные машины поступят в войска в 2015 г. Уместно напомнить, что у США при создании истребителя пятого поколения F-22А продолжительность пути от первого полета прототипа-демонстратора YF-22 (1990 г.) до начала поступления в ВВС первой серийной партии F-22A для, по сути, тех же войсковых испытаний (2004 г.) составила 14 лет. Столь же сверхоптимистичны заявления о начале закупок с 2015 г. для Сухопутных войск перспективных наземных платформ – тяжелой гусеничной «Армата» (по сути, нового основного танка), средней гусеничной «Курганец-25» (БМП) и средней колесной «Бумеранг» (БТР).

Критическим моментом для ГПВ-2020 является также очевидная несбалансированность общей системы военных расходов. Программа задала тренд явного перекоса военных расходов в пользу закупок вооружения и техники, в том числе в ущерб затратам на личный состав.

Между тем именно вопрос личного состава сегодня является центральным для Российских вооруженных сил. Основной мотивацией отказа от принимавшихся до 2008 г. мер по широкому внедрению контрактной службы был именно финансовый фактор. По нашему убеждению, военное строительство России на обозримую перспективу должно быть сконцентрировано именно на решении проблем комплектования Вооруженных сил. Необходимо определить адекватную и посильную численность Вооруженных сил, отказавшись от цепляния за цифру в 1 млн человек. Одновременно перезрел вопрос полного перехода на контрактный принцип комплектования Вооруженных сил, с упразднением призыва в максимально короткие сроки. Призыв на год бессмыслен с точки зрения всех основных современных задач Вооруженных сил, поскольку не обеспечивает армию подготовленным личным составом. Таким образом, задачей должно стать создание Вооруженных сил России численностью вряд ли более 600 000–700 000 человек с максимально быстрым переходом к комплектованию по контракту. Финансовые средства для этого следует изыскать за счет урезания ГПВ-2020.

Основным резервом для этого являются закупки для ВМФ. Для сухопутной державы, каковой является Россия, крупные затраты на флот излишни. Приступы «мореманства» высшего руководства страны за последние два столетия не приносили России никакой ощутимой пользы, а перед обеими мировыми войнами раскручивание чрезмерных затрат на флот играло скорее негативную роль. Между тем в ГПВ-2020 на приобретение техники и вооружения для ВМФ намечено выделить почти вдвое больше средств (около 5 трлн руб.), чем на технику и вооружение Сухопутных и Воздушно-десантных войск (суммарно 2,6 трлн руб.). Только на силы общего назначения ВМФ по ГПВ-2020 запланировано направить 4,44 трлн руб. Вряд это можно считать нормальным.

В военно-морской части ГПВ-2020 и в целом в программах строительства и развития ВМФ реалистичными выглядят следующие потенциальные сокращения:

– ограничение программы строительства атомных подводных ракетных лодок стратегического назначения проекта 955 вместо планируемых восьми четырьмя корпусами, с постройкой четвертого корпуса по имеющемуся проекту 955 и отказом от разработки нового модифицированного проекта 955;

– отказ от серийной постройки атомных многоцелевых подводных лодок проекта 885М как чрезмерно дорогих и разработка взамен нового проекта «дешевой», относительно небольшой (водоизмещением не более 3000–4000 т) атомной многоцелевой подводной лодки с началом постройки к концу десятилетия;

– откладывание любых программ авианосцестроения;

– отказ от программы строительства четырех десантно-вертолетных кораблей-доков типа Mistral. Как вариант – приобретение только двух заказанных во Франции кораблей, но с безусловным отказом от постройки двух следующих в России;

– отказ от программы ремонта, восстановления и модернизации тяжелых атомных ракетных крейсеров проекта 1144;

– отказ от серийной постройки восьми корветов проекта 20385. Разработка проекта «дешевого» малого корвета ближней морской зоны с началом его серийной постройки после 2015 г.

При этом необходимо сохранить в составе ВМФ тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» в качестве задела на будущее, а также программу постройки ориентировочно 12–15 фрегатов проектов 11356Р и 22350 в качестве основы надводных сил ВМФ.

Программы развития Сухопутных войск в области вооружений по многим направлениям выглядят как наименее подлежащие сокращениям. В то же время здесь необходимо вести НИОКР по созданию нового поколения сухопутных вооружений, но от закупки наиболее дорогостоящих образцов отказаться до 2020 г. (все равно раньше вряд ли их удастся отработать). В первую очередь речь идет о танках программы «Армата», БМП серии «Курганец-25» и тяжелой самоходной артиллерии.

Закупки боевых самолетов возможно сократить примерно с 600 машин, намечаемых по ГПВ-2020 в период 2011–2020 гг., примерно до 300. Из них оценочно (без учета закупок 2011 г.) может быть закуплено суммарно 120 фронтовых бомбардировщиков Су-34, до 100 истребителей Су-35С, 30 истребителей Су-30МС, 24 палубных истребителя МиГ-29К и 30 истребителей пятого поколения Т-50 (ПАК ФА). Впрочем, не исключено, что доводка Т-50 растянется и до 2020 г., и их серийные закупки придется вести уже после этой даты.

Ракетные войска стратегического назначения не могут являться существенным резервом для финансовых сокращений. Тем не менее вызывает сомнения необходимость разработки для РВСН новой жидкостной межконтинентальной баллистической ракеты. Поддержание уровня стратегических ядерных сил России в связи с этим наиболее целесообразно обеспечивать закупкой относительно дешевых наземных межконтинентальных баллистических ракет «Ярс».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать