Статья опубликована в № 3299 от 05.03.2013 под заголовком: Наше «мы»: Бедным авторам единого учебника

Алексей Левинсон: Продолжаем держаться за миф о Сталине

Пятое марта – повод для того, чтобы в очередной раз обсудить, какие мы, если мы вот так относимся к тому, кого называем Сталин. Сравним нынешние массовые шествия с толпами на его похоронах, рвавшимися к его гробу, как к святым мощам. Культ в самом деле был. Разумеется, его создавали те, кому он был необходим как средство управлять и народом, и Сталиным. Но народ, кто недавно из деревни, кто недавно из армии, схватился за него как за надежду мистическим путем спастись от коллективных и индивидуальных несчастий, которые сыпались и сыпались на страну всю первую половину XX в.

Для нынешних россиян и эти несчастья, и это преклонение перед Сталиным – миф. Это миф, который дополняет их совсем другой опыт, совсем другую жизнь. У страны опять есть сильный лидер, но его рейтинг, знают в России, это не культ, это совсем иная история. Под его руководством, считается, одержаны военные победы, но сравнивать их с Победой, отмечаемой 9 мая, было бы кощунством. С ним мы убедили себя, что, как бывало при Сталине, противостоим то ли Америке, то ли всему миру. Но для них-то мы уже совсем иное политическое явление. Замковым камнем сталинского мифа является, конечно, вопрос о большом терроре, о сталинских репрессиях. Нынешнему властителю, каким он пытается представить себя людям, эта память о погубленных миллионах нужна, чтобы и подчеркнуть: «у нас не 37-й год», но и пригрозить: мол, надо будет, и мы можем.

Миф Сталина для нынешнего режима то же, что миф об Иване Грозном для сталинского. Он объясняет народу диалектику власти: да, злодей, но великий правитель. Опрос накануне мрачного юбилея вскрыл эту «диалектику мифа». (С ней еще придется повозиться авторам будущего непротиворечивого учебника истории.) Спросили: «С чем у вас лично связывается смерть Сталина?», и более половины жителей страны (55%) дали ответ: «Прекращение террора и массовых репрессий, освобождение из тюрем миллионов невиновных людей». Вариант же «Утрата великого вождя и учителя» выбрали всего 18%. Если это реакция «сталинистов», то они в абсолютном меньшинстве даже среди избирателей, голосовавших на президентских выборах за Зюганова (29%), не говоря уже о голосовавших за Путина (17%). Все ясно? Но вот вопрос вопросов: «Какую роль сыграл Сталин в жизни нашей страны?» Назвали роль «безусловно положительной», как и «безусловно отрицательной», незначительные группы – 9 и 10%. Дело не в них. Дело в позиции основной части населения. Там «скорее отрицательной» эту роль назвали 22%, а «скорее положительной» – 40%. Значит, будем держаться за миф. Но это же значит, что в реальности ничего менять не надо. За возвращение названия «Сталинград» 23%, но 55% говорят: «Волгограду надо сохранить его нынешнее название». Это мнение преобладает даже среди голосовавших за лидера компартии (46%), в электорате Путина и подавно (59%). Вот так мы относимся к прошлому и настоящему.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать