Статья опубликована в № 3300 от 06.03.2013 под заголовком: Цифра недели: 2 представителя

Евгения Письменная: Noga правительства в Центробанке

Правительство высказало желание ввести в совет директоров ЦБ двух своих представителей. Пока совет директоров денежно-кредитного и банковского регулятора не нагружен представителями исполнительной власти. Но время идет, мотивируют в Белом доме: если ЦБ вырастет до мегарегулятора и получит новые функции, то правительственные чиновники должны принять участие в его деятельности.

И, казалось бы, при чем здесь Noga? А при том, что два правительственных чиновника в совете директоров ЦБ, будь они там раньше, могли изменить ход дела.

Нессим Гаон, владелец той самой Noga, знаменит своей настойчивостью, он долгих 10 лет добивался от России возврата $110 млн долга, которые были присуждены компании стокгольмским арбитражем. По искам Noga чего только не арестовывалось: и истребители, и парусник «Седов», и счета Роскосмоса и даже Банка России. Каждый арест сопровождался скандалом и обсуждениями. Noga-сериал был долгим и ничем жутким не кончился: американский бизнесмен Александр Коган с уценкой долги у Гаона купил, а Россия не смогла отсудить у швейцарца 1 млн евро компенсации за репутационный ущерб. Громкий суд закончился тихо, но явно подпортил имидж России в мире – гораздо больше, чем спорные $110 млн.

Если бы чиновники сидели в ЦБ 10 лет назад или если бы у Гаона были шансы потянуть дело подольше, чем 10 лет, – для упорного швейцарского бизнесмена скандальное дело с Российской Федерацией могло иметь иной финал. Для него гораздо более выгодный. Появились бы новые обстоятельства, и ему бы больше повезло. Обстоятельства эти – как раз те самые два представителя правительства в российском Центробанке, которых пытается туда внедрить исполнительная власть.

В начале 2000-х от Гаона удалось отбить счета ЦБ, потому что регулятор – независимый орган. Банк России проводит независимую политику и всяких чиновников на выстрел не подпускает – такой был железный аргумент. Конечно, все понимают, что денежно-кредитная политика не витает в воздухе где-то отдельно и с экономической политикой правительства координируется, но формально эта зависимость никак не прослеживалась. Два чиновника в совете директоров регулятора – доказательство если не зависимости, то вполне себе совместной работы. Будь чиновники в совете тогда, получил бы Гаон свои $110 млн, а не $70 млн от Когана.

Вводя чиновников в ЦБ, правительство ослабляет регулятора со всех сторон: не только перед настойчивыми зарубежными бизнесменами, но и перед самим собой. В данный исторический момент независимость ЦБ дает регулятору защиту от переменчивого настроения чиновников, которые сегодня отъявленные либералы, а завтра пропитываются патернализмом. Дает защиту от глупостей, которые бюрократы то и дело порываются совершить. И совершают же. Пока есть нефтяная рента, ошибку правительства можно незаметно исправить, загасив ее очередными миллиардами. Как доказал кризис 2008 г., ЦБ тоже далеко не ангел, но если ошибки ЦБ будут помножены на ошибки экономической политики правительства, то последствия будет гораздо труднее исправить. Миллиардов может просто не хватить.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать