Статья опубликована в № 3301 от 07.03.2013 под заголовком: Extra Jus: Откройте полицию

Кирилл Титаев, Мария Шклярук: Что принесет открытость полиции?

Полиция начнет меняться, когда станет открыта и понятна обществу
А.Махонин / Ведомости

На этой неделе стартовал проект «Открытая полиция» (http://openpolice.ru/), созданный при поддержке Комитета гражданских инициатив. Цель портала – сбор, истребование, систематизация и представление в пригодном для анализа виде информации о правоохранительных органах, их работе и результатах этой работы.

На первый взгляд профильные ведомства публикуют довольно много статистики и другой информации. Однако существует несколько особенностей отечественной правоохранительной статистики. Во-первых, это практически полное отсутствие возможности для временных сопоставлений. Попробуйте понять, например, сколько из 10 000 разбоев, зарегистрированных за год, было раскрыто. И в «раскрытые», и в «нераскрытые» будут включены и те, что были совершены в прошлом году, а часть из этого года уйдет в следующий год. В результате оценить динамику ситуации «снаружи» практически невозможно. Во-вторых, степень и характер детализации статистики, за редкими исключениями, очень разнятся от региона к региону. Сравнить, например, количество участковых (и понять, сколько жителей приходится на одного участкового) в двух-трех регионах удастся, но сделать такое сравнение по России или даже по одному федеральному округу уже очень трудно. В-третьих, практически отсутствует возможность межведомственных сопоставлений. В каждом ведомстве система расчета чуть-чуть своя и показатели немного отличаются. В результате статистика МВД о состоянии преступности не соотносится со статистикой Судебного департамента о реальном осуждении лиц, общем количестве совершенных ими преступлений, не бьется и со статистикой следственных органов – хотя бы в публикуемой ее части.

В результате все мы вынуждены верить на слово полицейским и следственным руководителям, когда они говорят о том, что ситуация улучшилась (ухудшилась). Никакой возможности проверить эти слова нет ни у общества, ни у государственных структур (потому что региональное руководство, например, опирается на ту же статистику, которая не позволяет делать внятных сравнений). Более того, некоторые эксперты полагают, что таких сравнений толком не могут сделать и сами правоохранительные органы. И такая ситуация возникает во многом из-за того, что само МВД статистика интересует как показатель деятельности, а не как информация. А полиция, как бы к ней ни относиться, работает не на себя, а на некоторый общественный интерес, и у общества должна быть возможность если не детально проконтролировать ее работу, то хотя бы в общих чертах оценить ее качество.

Одним из традиционных возражений против расширения общественного доступа к правоохранительной информации является утверждение, что в этой сфере необходима секретность. Это не совсем так. Секретность, конечно, необходима, но не обществу или всей структуре в целом, а конкретным начальникам. Какой вред может нанести информация, что тот или иной район накрыла волна разбоев, а в другом – резко повысилось число насильственных преступлений несовершеннолетних? Никакого. Наоборот, такая информация привлечет общество и другие государственные органы к решению этой проблемы. С этим согласен и законодатель, считая секретной информацию о ходе работы (оперативной и следственной) по конкретным делам, а никак не обобщенные данные о работе органов внутренних дел.

Другой вопрос, который возникает в связи с созданием такого ресурса, – это вопрос, кто же будет им пользоваться. Как и всегда в таких случаях, информации очень много (а будет намного больше) – и работа с ней требует навыка. Однако опыт системы публикации данных о госзакупках показывает, что через год-два после появления информации формируется сообщество исследователей, которые умеют извлекать данные, и журналистов, которые умеют делать эту информацию достоянием гласности.

Но наряду с информацией для экспертов портал содержит и массу информации, полезной для простого человека, оказавшегося в ситуации, когда ему необходима помощь правоохранительных органов. Списки телефонов и адресов участковых и подразделений МВД, ФСКН и прокуратуры (которые не всегда просто найти, особенно за пределами Москвы и Петербурга), документы, из которых понятны особенности их работы, и т. д. Эта информация полезна как с практической, так и с информационной точки зрения. Попробуйте понять, сколько у вас в районе участковых, а сколько следователей, какие отделы есть в следственном департаменте МВД или ФСКН, сколько человек заняты штабной работой, а сколько «реальной», на что уходит финансирование и как пожаловаться на то, что у вас не приняли заявление или, еще лучше, приняли, но с обтекаемыми формулировками в возбуждении уголовного дела отказали, – и вы столкнетесь с существенными проблемами.

Полиция, скрытая завесой «вы все равно в нас не понимаете» (следствие, прокуратура – нужное подчеркнуть), заранее закрывает возможность равного диалога с окружающим миром и заведомо не признает экспертных оценок со стороны. Адвокаты – особенно из бывших сотрудников любого органа – знают, что чем лучше знаком с системой, тем проще с ней взаимодействовать и отстаивать свои интересы. За открытостью должна последовать понятность. А когда знание о структуре полиции, результатах ее деятельности, юридических и фактических принципах ее функционирования, способах воздействия и отстаивания своих прав станет доступным, полиция с неизбежностью начнет меняться.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать