Уильям Добсон: Сразу несколько режимов потеряли главного союзника

Нигде смерть Чавеса не отзовется такой болью, как на Кубе
PRESIDENCY OF VENEZUELA / ЕРА/ИТАР-ТАСС

Гавана переполнялась слухами о состоянии здоровья великого человека. Частота его пульса была для многих синонимом революции. Как долго режим выдержит без него? Речь, конечно, не о Фиделе Кастро, а об Уго Чавесе. Смерть президента Венесуэлы для Кубы новость похуже, чем (была бы) смерть Кастро: именно южноамериканский «султан» помогал держать режим на плаву.

Во-первых, нефть – более 100 000 баррелей в день по льготной цене. Щедрость Чавеса даже превосходила потребности Кубы – по некоторым данным, правительство Кастро перепродавало до 40% поступавшей из Венесуэлы нефти.

Существуют сотни проектов сотрудничества – совместные предприятия, строительные, транспортные проекты и огромные прямые инвестиции. Кастро оценивал стоимость сотрудничества с Венесуэлой в $7 млрд в год. Поддержка со стороны Чавеса, которой Кастро заручился в 1994 г., была последним блестящим ходом мастера, нашедшего опору для режима, оказавшегося на голодном пайке после крушения СССР.

Смерть Чавеса отзовется и в других авторитарных странах. Боливия, Эквадор и Никарагуа потеряли своего самого важного союзника и громогласного адвоката. Россия потеряла одного из крупнейших покупателей оружия. У Ирана больше не будет партнера в антиамериканских демаршах. Китай, конечно, по-прежнему сможет покупать нефть у Венесуэлы, но созданные для КНР особые условия могут теперь оказаться под вопросом. Не забудем, что электоральный успех Чавеса, особенно победа в октябре 2012 г., был возможен во многом благодаря щедрой поддержке со стороны Пекина – в форме дешевых стиральных машин и микроволновых печей, которые раздавались на предвыборных митингах.

Вряд ли кто-то в Венесуэле будет скучать по внешней политике команданте. Даже преданные «чависта» не могли понять логики, по которой лучшим другом Венесуэлы оказывалась Белоруссия или еще какая-то отдаленная и неизвестная им страна. Люди голосовали за Чавеса, поскольку он всегда держал нефтяной кран открытым для одного популистского проекта за другим.

Я был в Венесуэле в 2010 г., когда национальное собрание проголосовало за установление дипломатических отношений с Южной Осетией. Я пытался добиться от нескольких парламентариев ответа: зачем Венесуэле эта непризнанная страна, какие проекты будут реализованы там? Мои вопросы остались без ответа.

Но нигде смерть Чавеса не отзовется такой болью, как на Кубе. Связи между двумя правительствами были настолько глубоки, что Чавес иногда позволял себе говорить о двух государствах как об одном – «Венекуба». И это не такая уж натяжка. Считается, что более 5000 кубинских военных и политических советников работают на правительство и вооруженные силы Венесуэлы. Чавес полагался на G2, спецслужбу Острова свободы, во всем, что касалось поддержания контроля за политическими оппонентами и обеспечения безопасности самого президента. Преемник Чавеса Николас Мадуро – поддерживаемый Кастро левый политик, питающий большие симпатии к кубинской революции.- FT, 6.03.2013

Автор – редактор журнала Slate, автор книги The Dictator's Learning Curve: Inside the Global Battle for Democracy

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать