Статья опубликована в № 3303 от 12.03.2013 под заголовком: Зеленая революция: Осваивать или ухаживать

Евгений Шварц, Елена Куликова: Лес нужно выращивать, а не "осваивать"

М. Стулов / Ведомости

Экстенсивная модель освоения лесов, предполагающая пионерное освоение все новых и новых массивов лесов, подорвала экономику лесного сектора еще во времена СССР. Но именно под нее второпях слепили Лесной кодекс 2006 г. Сохранение этой модели лоббируется сторонниками советского объемного мышления. В результате фронт освоения лесов уже 80 лет уходит от крупных промышленных центров с развитой инфраструктурой. Это не позволяет сконцентрировать ресурсы для инвестирования в более глубокую и экономически эффективную переработку древесины и формирование эффективного интенсивного лесного хозяйства и лесопользования в староосвоенных регионах Европейской России и ограниченном числе кластеров в Средней Сибири и на Дальнем Востоке. Несмотря на то что площади лесных массивов в России колоссальны, участники рынка наблюдают недостаток лесных ресурсов.

Лес – ресурс возобновляемый, и к нему могут и должны применяться подходы, позволяющие превращать его в своеобразный ухоженный огород. Переход от экстенсивной модели лесопользования к интенсивной диктуется следующими факторами.

– По размеру ВВП лесного сектора на гектар эксплуатируемой площади лесов, по данным FAO, Россия более чем в восемь раз уступает Канаде, в 33 раза – США и более чем в 36 раз своим соседям Швеции и Финляндии. Для того чтобы повысить экономическую эффективность лесопользования, целесообразно отказаться от использования понятия «расчетной лесосеки», не имеющего экономического смысла, и перейти на использование показателей объемов лесопользования на арендованных землях. При переходе на интенсивную модель лесного хозяйства возможно потенциально достичь показателя объемов заготовки круглого леса в 425 млн куб. м в год даже без увеличения современной площади лесов в аренде (174 млн га). Это уровень, который превышает максимальный показатель заготовки древесины за всю историю СССР – 354 млн куб. м в 1988 г. Целесообразность дальнейшего роста лесозаготовок должна быть оценена и приведена в соответствие со спросом и емкостью рынков, в том числе с учетом того, что, по прогнозам FAO, рост потребления в Китае и Индии будет во многом обеспечиваться за счет плантационного лесовыращивания в тропических и субтропических странах.

– Не следует питать иллюзий по поводу того, что инвестиции в «расширение освоения лесов» по экстенсивной модели будут содействовать экономическому развитию Сибири и Дальнего Востока. Госпрограмма «Развитие лесного хозяйства на 2012–2020 гг.» планирует создание всего 7000 км лесных дорог, в том числе с применением государственно-частного партнерства. Чтобы довести плотность лесных дорог в расчете на 1000 га лесов до 10 (США) – 12,3 км (Финляндия), запланированного финансирования хватит менее чем на 1 млн га лесов, т. е. только на 0,5% арендованных в лесопромышленных целях лесов России. Крупные компании (группа «Илим», «Монди Сыктывкарский ЛПК», «Инвестлеспром») в сумме строят около 1000 км лесных дорог в год. При таких темпах развития инфраструктуры рассчитывать на географическое расширение освоения лесных ресурсов и повышение экономической эффективности экстенсивного лесопользования невозможно. Между тем при интенсивной модели лесопромышленники заинтересованы в сохранении и использовании дорожной инфраструктуры. В случае же сохранения экстенсивной модели дороги, строительство которых лоббируется для освоения удаленных массивов лесов, будут во многих случаях заброшены, так же как были заброшены сотни лесопромышленных поселков на севере Европейской России. Поэтому из бюджетных средств не следует финансировать строительство тех лесных дорог, которые позволяют бизнесу «национализировать издержки и приватизировать прибыль» от лесопользования.

– Продукция российского ЛПК составляет всего 3–4% в объеме мировой торговли лесоматериалами (2,9% в 2011 г.) и около 6% – по объему заготовленной древесины. Пионерное освоение лесов во всем мире замещается плантациями. По оценкам FAO, в 2000 г. на плантациях уже выращивалось 35% всей древесины, идущей на производство лесоматериалов. Причем теперь для производства качественной целлюлозы используются плантации, которые в условиях тропиков выращивают сырье для производства хвойной целлюлозы за 15 и даже семь лет, лиственной – за семь и даже меньшее количество лет (эвкалипт). Часто звучат требования некоторых губернаторов и лесопромышленников строить новые ЦБК за счет средств российского бюджета, исходя из объема «недоиспользуемой расчетной лесосеки». Мол, растущий Китай «все съест». Но это не похоже на серьезные бизнес-проекты, поскольку предложение конкурентоспособной дешевой латиноамериканской и южноафриканской целлюлозы растет. При этом в большинстве развитых стран потребление бумаги стабилизировалось, а с 2010 г. началось его снижение за счет ухода газет в интернет. Потребление бумаги в Китае, России и Бразилии будет расти, но ориентироваться следует не на 250–400 кг на человека в год, а скорее на 100–150 (в Китае самые дешевые планшеты и ноутбуки).

Основой развития лесного сектора должны стать принципы и инструменты интенсивной модели. Они должны найти отражение в лесной политике России до 2030 г. и стратегическом плане ее реализации, при переработке Лесного кодекса и развитии нормативно-правовой базы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать