Мнения
Бесплатный
Кирилл Титаев
Статья опубликована в № 3305 от 14.03.2013 под заголовком: Extra Jus: Свидетельство из прошлого

Кирилл Титаев: Нужен ли судебной системе советский опыт

Д. Гришкин / Ведомости

Говоря о том, как работает современное российское правосудие, нередко вспоминают о советском опыте.

Иногда это ностальгические рассказы и предложения вернуть отдельные (если не все) технологии работы советских судов, например народных заседателей или выборность судей. Иногда, напротив, мнения о том, что советский негативный опыт никогда не позволит создать в России нормальную судебную систему. При этом представления о том, как именно работала советская судебная система, разнятся. Большинство ее описаний основаны на личных воспоминаниях или на профессиональных мифах, унаследованных рассказчиком вместе с опытом старшего поколения. Объективных данных о работе этой системы почти нет. Очень мало существует судебной статистики, не говоря уже об исследовательских работах, описывающих не формальные правила (законы, регулирующие судебную деятельность), а повседневную работу судей и судебных чиновников.

Однако встречаются совершенно уникальные источники. Одним из таких источников является выпущенная Лениздатом в 1987 г. книга Владимира Полуднякова «Суд продолжает прием». Полудокументальное-полухудожественное произведение описывает один рабочий день простого судьи обычного советского районного суда. Ценность книги прежде всего в том, что написана она человеком, который отработал в судебной системе без малого 40 лет, а в момент написания и публикации книги возглавлял ленинградский городской суд (и пробыл в этой должности до 2003 г.). По отзывам коллег, он был и остается очень авторитетным юристом, воспитавшим не одно поколение судей и правоведов.

Понятно (учитывая год издания книги), что судебная система изображена исключительно в светлых тонах, все проблемы скрыты. Мы можем предположить, что то, что заимствовано современной системой из советского прошлого, необязательно считалось худшим в социалистическом суде. Однако от тех явлений, которые вчера обозначались как явная проблема, гораздо проще избавляться сегодня, чем от того, что на протяжении 70 лет считалось если не доблестью, то нормой или достижением. Именно поэтому имеет смысл посмотреть на суд, который рассматривался как эталонный, понять, как он был устроен и какие положительные тогда (и не факт, что являющиеся таковыми сейчас) его черты могли быть заимствованы современной судебной системой.

На одной из первых страниц книги мы видим описания характера отношений между судьей и прокурором. «Внеплановый перерыв?» – спросил Сергей Васильевич [прокурор], войдя из зала в кабинет [судьи]. Он сел на стул перед столом, устало оперся локтем» (с. 36). Далее следует описание того, как прокурор общается с судьей, как они подробно обсуждают детали дела, которое судье только предстоит рассмотреть в судебном заседании с участием этого прокурора, и т. д. Судья обращается к опыту прокурора, советуется с ним. Адвокаты появляются на страницах книги только пять раз, и ни разу судья не обменивается с ними ни одним внепротокольным словом. Такое взаимодействие – одна из важнейших черт советской судебной системы. Прокуратура и суд были партнерами по установлению истины, а не арбитром и одной из сторон. И в законе, и на практике это считалось абсолютной нормой – судья и прокурор вместе определяли судьбу обвиняемого, на стороне которого находится чуждый судье и прокурору адвокат. «Общими усилиями разберемся», – говорит прокурор судье (c. 27–28). Эта ситуация, бывшая формальной и одобряемой в советское время, для многих работников судебной системы и ныне остается образцом желаемого и близкого к идеальному сотрудничества.

Еще одной важной чертой советского судебного процесса было участие народных заседателей – непрофессиональных судей, избираемых на некоторый срок из граждан. Нередко в последнее время звучат призывы вернуться к этой практике. Народные заседатели в книге предстают скорее не младшими коллегами, а учениками. В течение всего повествования судья скорее просвещает заседателей, обучает их, но не привлекает к принятию решения, произнося лишь ритуальные фразы типа: «А вы, Борис Сергеевич [народный заседатель], присоединиться к большинству не возражаете?» (с. 36). Примерно так же выглядит и общение заседателей с прокурором: «...Хочу напомнить о том обобщении, которое мы совместно с прокуратурой проводили в прошлом году. Заседателям будет интересно это узнать». (с. 42). С такой просьбой о небольшой лекции обращается судья к присутствующему в кабинете прокурору. По мере прочтения книги становится очевидно, что институт народных заседателей является имитационным, при том что автор совершенно точно не хотел подвести читателя к этой мысли.

Плотно связанная с прокуратурой, вертикально подчиненная, завязанная на райком партии и райисполком советская судебная система никак не похожа на декларируемую ныне состязательную модель суда. Отсюда вытекает вопрос, нужно ли воскрешать элементы столь далекой по своим установкам системы для улучшения нынешней модели судоустройства, а также к чему такое возвращение может привести.

Автор – ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать