Мнения
Бесплатный
Филипп Стеркин
Статья опубликована в № 3309 от 20.03.2013 под заголовком: Цифра недели: 5,8 млрд евро

Филипп Стеркин: В Россию бизнес возвращаться не намерен

Рай превратился в кошмар – так реагировали многие бизнесмены на происходящее на Кипре. «Не вижу ни одного клиента, который бы потерял деньги на Кипре или мог бы потерять, но настроение самое мрачное», – говорит партнер крупной международной юрфирмы. Как правило, находящиеся на Кипре «прослойки» между российскими активами и офшорными компаниями выполняют лишь транзитную функцию. Они обеспечивают функционирование соглашения об избежании двойного налогообложения: деньги курсируют через них между офшором и Россией.

Приходится все время успокаивать клиентов, рассказывает налоговый консультант: налог на банковские счета разовый, повышение налога на прибыль несущественно, да и прибыли у большинства компаний нет, а удобнее Кипра места для «прослойки» пока не существует – «много думали и не нашли». Среди преимуществ: низкие налоги, дивиденды и доходы от продажи акций от них освобождены, договоры об избежании двойного налогообложения со всем миром, на Кипре действует английское право. И Латвия, и Люксембург, и Нидерланды, и Сингапур не столь удобны для прописки «прослойки». В конце концов, напуганные возможной конфискацией части денег со счетов (а по-другому сложно назвать этот налог) могут распрощаться с банковской системой Кипра, но не с самой страной. Тем более что реструктуризация холдинга – это еще один расход, т. е. «налог» придется заплатить дважды.

Впрочем, риски могут вырасти. И причиной может стать именно бегство капитала с Кипра. Исход может вынудить власти страны пойти на еще более радикальные меры, например ввести налоги на дивиденды и доходы от продажи акций. Такие варианты консультанты тоже просчитывают. Тогда Кипр потеряет свою привлекательность для бизнеса, но российские активы уже будут привязаны к острову. Пусть и не намертво. «Нет такого барьера, который не обойдет умный российский аудитор», – шутит юрист. Например, можно размыть долю кипрской компании в российском активе, внести принадлежащие кипрской компании акции в уставный капитал другой компании.

Российские власти рассчитывают, что часть капитала прибежит с Кипра в Россию. На возможное решение Кипра они обрушились с самой яростной критикой. Высказались и президент Владимир Путин, и премьер Дмитрий Медведев, и председатель Госдумы Сергей Нарышкин. При этом их критика выглядела как соло – ни украинские, ни британские, ни индийские власти, ни чиновники скандинавских стран не обличали так Кипр (во всяком случае, если судить по информационном сообщениям), хотя их бизнес тоже тесно связан с островом. А заявление премьера Украины Николая Азарова выглядело скорее как призыв быстрее решить проблему, чтобы пройти период неопределенности. То ли российская власть слишком переживает за деньги чиновников (которые наверняка находятся в кипрских банках) и бизнес-окружения (хотя олигархи предпочитают другие банки), то ли пытается показать бизнесу, как защищает его интересы и насколько дружелюбна в отношении капитала. Но пока убедить не удалось. Многие ищут альтернативу Кипру, но никто пока не собирается вернуться в Россию, говорит налоговый консультант.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать