Россия и Кипр - братья по кризисам

Кризисы все разные, и никогда не знаешь, каким именно будет следующий. Так говорят экономисты. Но даже если кризисы разные, решают их часто одинаково. Так подсказывает жизненный опыт.

Жарким летом 1998 г., когда Россия была в преддефолтном состоянии из-за нехватки денег для расплаты по государственным краткосрочным обязательствам, российское правительство так же лихорадочно, как сейчас кипрское, искало деньги. Не важно где - где-нибудь.

И откуда ждать помощь, как не от международных финансовых организаций? Только мы просили деньги не у ЕС, как киприоты, а у МВФ и Всемирного банка.

Тогдашний российский президент Борис Ельцин назначил спецпредставителем России в МВФ и Всемирном банке главу РАО ЕЭС Анатолия Чубайса и отправил его в Вашингтон за кредитами. Чубайс из командировки приехал довольный: под принятую российским правительством антикризисную программу МВФ обещал дать аж $25 млрд. Первый транш, который должен был пойти на укрепление валютных запасов Центробанка, — $5,6 млрд. Весть всех обрадовала, появилась надежда пройти кризис без больших потерь.

Однако правительство не смогло утвердить антикризисную программу в Думе с высокими налогами и большим бюджетным секвестром. Программа застряла в парламенте, как и кипрский налог на депозиты. В России начинался политический кризис. На непокорность Госдумы МВФ отреагировал, многократно сократив первый транш - до $800 млн.

Жесткие условия — жесткие меры. ЕС тоже с Кипром не церемонится: жесткая программа в обмен на деньги.

В 1998 г. деньги растаяли быстро, хватило месяца. Цена на нефть падала, пакет помощи от МВФ почти не помог. Шла массовая переоценка российских ценных бумаг, отечественным компаниям нужно было увеличивать залоги под взятые за рубежом кредиты, так как активы, внесенные в залог, обесценивались. Но увеличить залоги многие банки и компании не успевали или просто не имели возможности. В таких случаях управляющие инвестфондами автоматически принимают решение сохранить хотя бы часть вложений, так что начался автоматический массовый сброс пакетов российских бумаг. Котировки сыпались вниз.

Для России все это кончилось жестким дефолтом, девальвацией, банкротством крупнейших банков, потерей сбережений и ростом цен. Финансовый кризис дал почву для роста кризису политическому. Тогда Россию спасла девальвация и нефть, точнее рост ее стоимости. А нефть, как известно, наш главный бюджетный показатель.

Что спасет Кипр? Может быть, и газ. Но уж точно не международная помощь.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать