Статья опубликована в № 3313 от 26.03.2013 под заголовком: Ratio economica: Простое неправильное решение

Сергей Гуриев, Олег Цывинский: Простое и неправильное решение кипрской проблемы

Единственное рациональное объяснение изначального кипрского плана – это то, что немецкие политики не любят вкладчиков кипрских банков
AP

В финансовой системе Кипра так много проблем, что в одну колонку они не помещаются. Кроме того, ситуация меняется так быстро, что обсуждать текущие события проще на страницах новостей, а не на странице комментариев. Мы решили посвятить эту колонку тому, с чего все началось, – с первого предложения ЕС о «налоге на депозиты» (по ставке 6,75 и 9,9% для депозитов до и свыше 100 000 евро соответственно).

На это предложение резко отрицательно отреагировали не только Путин и Медведев, но и практически все экономисты – и российские, и зарубежные. Почему? Дело не в том, что речь идет о потерях инвесторов. Кипрские банки в любом случае не смогут полностью расплатиться по своим обязательствам. Поэтому инвесторы в кипрские активы так или иначе потеряют часть своих денег. Избежать банкротства нельзя. Но можно структурировать банкротство эффективно и справедливо – и не создать опасных прецедентов для других стран и банков. С этой точки зрения «налог на депозиты» – очень плохое решение.

Во-первых, налог на депозиты фактически уничтожает гарантии страхования депозитов (которые в Европе распространяются на вклады до 100 000 евро). Страхование депозитов – это ключевой элемент любой современной банковской системы. Без страхования депозитов банковская система намного больше подвержена панике. Банковская паника или ее отсутствие – классический пример ситуаций, которые экономисты называют неединственностью равновесий. Одно такое равновесие – когда все вкладчики считают, что все в порядке. В этом равновесии нет смысла бежать и забирать депозиты, банк спокойно зарабатывает и платит проценты по вкладам. Однако есть и второе, плохое равновесие – когда вкладчики боятся, что дела в банке плохи. Они знают, что банк вкладывает деньги в долгосрочные активы. Это нормально – в этом и есть бизнес банка. Но если надо расплачиваться со всеми вкладчиками здесь и сейчас, то ликвидировать эти активы можно только с большими потерями. На то, чтобы вовремя расплатиться со всеми вкладчиками, денег не хватит. Вкладчики понимают это и пытаются изъять свои вклады как можно скорее – чтобы не остаться последними в очереди. Оба этих равновесия внутренне согласованны и основаны на самосбывающихся ожиданиях. Если все считают, что дела плохи, то возникнет банковская паника и банк действительно лопнет, каким бы здоровым он ни был. Если же все считают, что все в порядке, то паники не будет и банк сможет продолжать работу.

Именно для того, чтобы избежать опасности паники розничных вкладчиков, и придумана система страхования депозитов. «Налог на депозиты» де-факто отменяет страхование депозитов – и дает сигнал, что ЕС считает такую отмену нормальной. Это заставляет вкладчиков других банков, например испанских, задуматься о том, что они тоже могут потерять деньги. Сама эта мысль может привести к банковской панике в Испании. Перенесут ли они деньги под матрасы или, например, в немецкие банки, не так важно – в любом случае речь идет о том, что испанская банковская система перестанет существовать в один миг.

Конечно, страхование депозитов создает и проблемы. Будучи защищенными от потерь, вкладчики готовы доверять деньги более рискованным банкам с более высокими ставками. Экономист Всемирного банка Асли Демиргуч-Кунт и ее соавторы собрали данные о страховании депозитов по всему миру и показали, что страхование депозитов действительно повышает вероятность банкротства банков. Поэтому страхование депозитов, как правило, распространяется только на относительно небольшие вклады (держатели которых в меньшей степени могут отслеживать риски банков и часто принимают решение об отзыве депозитов на основании слухов). Кроме того, необходимо и банковское регулирование – государство ограничивает риски размещения средств банками.

Регулирование работает не всегда – во всех странах бывают случаи, когда банки все же банкротятся. В этих ситуациях очень важна очередность, в которой инвесторы теряют свои деньги. Сначала должны быть наказаны акционеры – и только потом кредиторы и вкладчики. Этот простой принцип дает акционерам более сильные стимулы следить за менеджментом банков.

Кредиторы и крупные вкладчики тоже понимают, что в случае банкротства и они теряют деньги (или получают их не сразу). Поэтому у них тоже есть стимулы выбирать менее рискованные банки. Именно этих стимулов их лишает второй недостаток плана ЕС, а именно то, что вкладчики всех банков страдают одинаково. Это очень опасный прецедент. Он означает, что не надо ответственно подходить к выбору банка – все равно потери («налог на депозиты») везде одинаковые.

В-третьих, план не говорит о долгосрочном решении проблемы, а всего лишь делает вид, что сегодняшнего «одноразового» налога на депозиты будет достаточно. В это теперь мало кто верит. Главной жертвой такого налога станет репутация европейских политиков в сфере экономики. Сегодня это налог на депозиты, завтра отмена правил международной торговли, послезавтра выборочная национализация предприятий? Один из главных результатов макроэкономических исследований – важность репутации. Ведь, раз ее потеряв, репутацию очень сложно восстановить. И тогда уже никто не будет верить ни в низкую инфляцию, ни в привлекательность для инвестиций, ни в будущее еврозоны.

Что делать? Мы уже писали («Как оздоровить банки», «Ведомости» от 3.02.2009), что для решения таких проблем можно использовать подход «хороший банк – плохой банк», который хорошо зарекомендовал себя во время банковского кризиса в Швеции в 1990-е гг. Чтобы не повторяться, опишем лишь основные идеи этого подхода. Надо разделить каждый проблемный банк на хороший и плохой. Хороший банк должен получить оставшиеся хорошие активы. Туда же надо перевести застрахованные вклады и обязательства перед старшими кредиторами. Оставшиеся активы нужно передать в плохой банк, акции которого получат акционеры и младшие кредиторы исходного банка. Плохой банк не должен заниматься кредитованием – это всего лишь компания по управлению проблемными активами. Ее цель – в конце концов вернуть своим инвесторам пусть не все, но какие-то средства.

Главная загадка – почему ЕС сформулировал такой опасный план. Если бы этот план был реализован, он перечеркнул бы все предыдущие усилия по восстановлению доверия к европейской банковской системе. Более того, экономика Кипра и ее проблемы незначительны по сравнению с последствиями потери репутации Евросоюзом. Единственное рациональное (хотя и очень странное) объяснение – это то, что немецкие политики не любят вкладчиков кипрских банков и хотят решить проблемы Кипра за их счет. Даже если это ударит по самой Европе. Это многое говорит о российском имидже и об отношении к России в Европе.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать