Статья опубликована в № 3314 от 27.03.2013 под заголовком: Максимальный ретвит: Сто тысяч подписей в никуда

Илья Клишин: Саморегулирование не укладывается в сознание чиновников

В июне 2012 г., через несколько недель после столкновений на Болотной площади, вновь избранный президент России Владимир Путин на Петербургском экономическом форуме неожиданно для многих заговорил об интернет-демократии.

Тогда Владимир Путин предложил принимать к рассмотрению российским парламентом общественные инициативы, которые соберут не менее 100 000 подписей. Но где собирать подписи, как их верифицировать, кому отдавать в Думе, на кого жаловаться, если их не примут, – все эти вопросы оставались без ответа до недавнего времени. Например, две кампании «Новой газеты» – за роспуск Думы и против антимагнитского закона – так и не были рассмотрены нижней палатой, хотя 100 000 подписей были собраны. Та же участь, по-видимому, ожидает кампанию против законопроекта «о прописке», несмотря на то что искомое число подписей вновь было собрано.

Владимир Путин 4 марта этого года наконец перевел свое обещание в правовое поле, подписав указ о порядке подачи интернет-петиций. С 15 апреля этого года начнет действовать специальная система сбора подписей – «Российская общественная инициатива» (РОИ).

Параметры для петиции в целом остались теми же: на уровне Федерации – не менее 100 000 подписей, в малонаселенных регионах – хотя бы 5% жителей.

Эксклюзивным оператором РОИ станет Фонд информационной демократии во главе с Ильей Массухом. В прошлом Массух был топ-менеджером IBM по госзакупкам и заместителем министра связи и массовых коммуникаций Игоря Щеголева. Сейчас он работает в администрации президента. То есть все рычаги контроля за выдвижением общественных инициатив и их модерированием полностью остаются на Старой площади, неугодные варианты вполне могут удаляться или забраковываться.

Российская власть продолжает реагировать на массовые протесты 2011–2012 гг. Одновременно развертывается как закручивание гаек, так и имитация реформ. Именно имитация: все без исключения «достижения Болотной» или сразу оказались декоративными, как Общественное телевидение, или были постепенно низведены до этого состояния, как в случае с губернаторскими выборами. Система онлайн-петиций занимает свое место в этом ряду.

При этом, действуя бюрократическими методами, Кремль действительно думает, что реагирует на вызовы, поскольку других инструментов и навыков у него в арсенале просто нет. Создание бесконечных комиссий и выделение огромных бюджетов оборачивается потемкинскими деревнями и в конечном счете провалами.

Интернет-демократия в России возможна, и мы уже видели несколько успешных примеров – от сбора помощи пострадавшим до выборов в Координационный совет. Другое дело, что сетевые сообщества с их саморегулированием по-прежнему не укладываются в сознание нынешних российских чиновников. Они не верят в горизонтальные структуры без лидеров, отсюда и поиск закулисных кукловодов. Ведь у каждой структуры должен быть руководитель, уверены они. Поэтому все, что они могут делать в сети, – создавать монопольные площадки, которые будут лишь имитировать жизнь гражданского общества.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать