Статья опубликована в № 3327 от 15.04.2013 под заголовком: Правила игры: Конкретные институты

Константин Сонин: Институциональные реформы требуют расхода политического ресурса

Минэкономразвития понизило прогноз роста экономики в 2013 г. до 2,4% и сообщило устами министра о риске начала рецессии осенью. Поскольку промышленное производство в последние пять месяцев снизилось, мрачный прогноз выглядит вполне реалистичным. Что можно сделать в этой ситуации? Казалось бы, правительство могло бы помочь экономике с помощью институциональных реформ, дополнительных госрасходов и активной денежной политики.

Когда эксперты говорят про улучшение институтов, члены правительства морщатся. Институциональные реформы болезненны, потому что, как правило, требуют расхода политического ресурса высших руководителей. А ресурса мало. Поэтому министры говорят о том, что требование улучшения институтов (оно же улучшение инвестиционного климата) слишком расплывчато и неконкретно. Хотя в том, что требуется нашей экономике – политически независимые суды, эффективная полиция и некоррумпированные регуляторы, – нет ничего неконкретного.

Как конкретно можно повысить эффективность работы судебных органов? Прежде всего перестать вмешиваться в их работу. Если из администраций президента и губернаторов перестанут звонить в суды, судам станут больше доверять – в том числе и бизнесмены. Но если перестать влиять на суды, они начнут рассматривать иски о фальсификациях на выборах... Что же тут неконкретного? Институциональная реформа (улучшение работы судов и повышение их независимости), необходимая для устойчивого экономического развития, не может быть проведена из-за того, что вместе с ней придется пожертвовать важным политическим рычагом.

Или взять реформу полиции, не менее необходимую. Если бы полиция была менее коррумпированной и – что, честно говоря, более важно – более эффективной, то издержки ведения бизнеса были бы меньше. Дешевле и проще было бы заключать сделки, потому что при независимых судах и эффективной полиции проще добиваться исполнения обязательств. Сделок было бы больше, контракты заключались бы на более долгий срок, ставка процента по кредиту была бы ниже, потому что в нее была бы заложена меньшая премия за риск. Самое простое снижение издержек можно было бы увидеть своими глазами: то, что полиция стала работать лучше, мы увидим, когда, заходя в кафе или магазин, не будем видеть там охранников. Зарплата охранника, входящая в цену чашки кофе, – это плата за безопасность, которую, по-хорошему, мы уже внесли в виде зарплаты полицейских через бюджет.

Почему нельзя улучшить работу полиции? Потому что профессиональную и высокоэффективную полицию будет гораздо труднее использовать в политике. А на низовом уровне основное средство контроля за коррупцией – это конкуренция на местных выборах. Опять политические издержки... То же самое относится и к другим силовым органам: для улучшения инвестклимата требуются реформы, плохо совместимые с задачами политического контроля.

Если институциональных реформ не проводить, остается стимулирование – например, за счет повышения госрасходов. К сожалению, этот метод упирается, по существу, в те же проблемы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать